Institute Ukrainiky

Main menu

Карта проїзду

 

Новый Король, Янъ Казимиръ, въ началЂ 1649-го года объявилъ во всемъ Королевст†своемъ посполитое рушенье на Казаковъ и на ихъ Гетмана, Хмельницкаго, т. е. повелЂлъ вооружиться всему народу своему, способному владЂть оружіемъ, коего и считали вооруженнымъ болЂе трехъ сотъ тысячь; а сборными мЂстами назначилъ имъ города: Лоевъ, Слуцкъ и Збаражъ. Хмелъницкій, собираясь противъ такого отчаяннаго Польскаго вооруженія, умножилъ свои войска до семидесяти тысячь, а въ городахъ учредилъ и оставилъ милицію изъ старыхъ Козаковъ и выслуженнаго товариства и изъ молодыхъ, долженствующихъ поступить на укомплектованіе въ полкахъ реестровыхъ Козаковъ.

Войска Козацкія воспріяли свое движеніе съ 1-го Марта, и одинъ ихъ корпусъ, подъ командою Полковниковъ : Мартына Небабы и Антона Горкуши, отправленъ къ городу Лоеву и рЂкЂ Припети для удержанія или затрудненія похода войскъ Литовскихъ, а другой, подъ командою Есаула Генеральнаго, Богуна, и Полковниковъ: Осипа Глуха и Данила Нечая, командированъ къ городу Слуцку. Имъ одинакое дано отъ Гетмана наставленіе : удерживать непріятеля въ его позиціяхъ, пока возможно; а дальше затруднять его походы на переправахъ чрезъ рЂки и во всЂхъ дефилеяхъ, отступая всегда къ главной своей арміи, которая направила походъ къ городу Збаражу, куда положено придти самому Королю съ главнымъ Польскимъ войскомъ.

 

Гетманъ Хмельницкій поспЂшилъ съ арміею Козацкою подъ Збаражъ Марта 25-го на разсвЂтЂ, и засталъ при немъ войскъ Польскихъ до 100 тыс., предводительствуемыхъ старымъ Гетманомъ Короннымъ, Іереміемъ Вишневецкимъ, самымъ злЂйшимъ врагомъ и гонителемъ Козацкимъ, со многими молодыми Генералами и другими чиновниками, вытянутыми почти со всего Королевства. Войска сіи стояли уже въ боевомъ порядкЂ, какъ Хмельницкій къ нимъ приблизился. По счастію Хмельницкаго, а по ошибкЂ военачальниковъ Польскихъ, выставлены были въ передовыя линіи самые новые люди, набранные въ нынЂшнее посполитое рушенье и только умЂвшіе стоять и держать ружья; а старые и обученные воины выстроены въ другую линію, позади новыхъ, съ тЂмъ, видно, умысломъ, чтобы первыхъ удержать на ихъ мЂстЂ; но сіе послужило къ самой гибельной непріятельской разстройкЂ. Козацкая армія построена была на три фаланги  , составленныя изъ пЂхоты и конницы спЂшившейся; два конные отряда шли по флангамъ, а корпусъ пЂхоты и конницы слЂдовалъ позади резервомъ. Одинъ фланговой отрядъ занялъ заразъ высоты, опущенныя Поляками противъ ихъ флангу. Фаланги, имЂвши достаточную у себя артиллерію, шли тихо, не смотря на пушечную пальбу непріятельскую, а потомъ на первые ружейные ихъ выстрЂлы, приближились къ передовымъ непріятельскимъ линіямъ на пистолетный выстрЂлъ, и тогда открыли на нихъ ружейную и пушечную пальбу съ великимъ успЂхомъ и пораженіемъ передовыхъ линій, которыя вдругъ замЂшались и подались назадъ; а поднятой при томъ крикъ отъ войска усугубилъ ихъ страхъ, и они, отступая первЂе спиною, а потомъ совсЂмъ оборотясь въ бЂгъ, смЂшали вторую линію и ее почти собою завалили. Казацкая пЂхота, удвоивъ свои шаги, напала тотчасъ на вторую линію и, не давъ ей выстроиться и выкарабкаться изъ толпы бЂгущихъ, ударила на нее копьями; убійство продолжалось нЂсколько часовъ съ невЂроятною гибелью для войскъ Польскйхъ. Они, не имЂвши времени заряжать ружьевъ, а и того меньше выстроитьса, спасались однимъ бЂгствомъ и одинъ другаго тЂснили и опрокидывали. Конница Козацкая, пользуясь тЂмъ же замЂшательствомъ, ударила на бЂгущаго непріятеля во фланги, и только ей и было труда, что рубить и колоть бЂгущихъ въ безпамятст†Поляковъ. Наконецъ, убрались они въ городъ, остави†на мЂстЂ весь обозъ и багажъ свой съ превеликими кучами мертвецовъ и всею артиллеріею, коей собрано на мЂстЂ 57 орудій со всею ихъ принадлежностію. ТЂла убитыхъ нЂсколько дней свозили великими обозами въ отдаленность отъ города и тамъ ихъ хоронили, чтобы избЂжать города, а осаждающимъ его зловонія и вредныхъ испареній, а погребено ихъ, по перечоту, 19,373, съ убыткомъ Козацкимъ самымъ ничтожнымъ. Между убитыми Поляками много было ихъ чиновниковъ и знатной Шляхты, кои погребены отлично; да и самъ Вишневецкій тяжело раненъ въ лядвію и отнесенъ въ городъ на плащЂ жолнерскомъ.

 

Хмельницкій, хотя и зналъ, что въ городЂ артиллеріи и запасовъ почти не было, и потому штурмовать городъ весьма удобно, но зналъ при томъ и сіе, что провіантскихъ запасовъ на такое многолюдство, каково убралось въ городъ, не на долго станетъ. Посему рЂшился держать городъ въ тЂсной осадЂ и выморить Поляковъ голодомъ, а воиновъ своихъ сберегать для полевыхъ сраженій. И такъ, выжегши форштатъ вокругъ города, заперъ его со всЂхъ сторонъ, а противъ воротъ и всЂхъ проходовъ устроилъ редуты, укрЂпленные полисадами и артиллеріею съ сильными стражами. Между тЂмъ, съ перваго числа Іюня, начали возвращаться къ арміи отдЂльные корпусы Козацкіе, и перваго изъ нихъ командиръ, Полковникъ Небаба, доносилъ Гетману, что Князь Радзивилъ съ войсками Литовскими, въ числЂ 80 тысячь, переправясь чрезъ рЂку Припеть около города Лоева, имъ, Небабою, завременно раззореннаго и сожженаго, нападалъ на корпусъ его своими авангардами четыре раза; но онъ, Небаба, всегда ихъ отражалъ и причинялъ арміи Радзивиловой при перепра†рЂки и въ другихъ дефилеяхъ знатный убытокъ, а паче перетопилъ великое множество обозовъ съ запасами въ Припети; но, наконецъ, не могши пересилить такого многолюдства, уклонился отъ него около города Кіева; а Радзивилъ началъ Кіевъ осаждать и выжегъ нижній его форштатъ, Подоломъ называемый. Есаулъ Генеральный, Богунъ, прибывъ съ корпусомъ отъ Слуцка, рапортовалъ Гетману, что онъ, прошедъ съ корпусомъ до Бреста и раззоривъ сей городъ и мЂстечки Вишницу, Бобръ и другія, при многихъ битвахъ съ Поляками, возвратился къ  городу Слуцку и засталъ около его въ лагерахъ и по деревнямъ великія толпы Польскихъ войскъ, посполитымъ ихъ рушенъемъ собранныя, перебилъ ихъ нЂсколько тысячь, а послЂднихъ загналъ въ городъ, забравъ въ добычу всЂ ихъ обозы, запасы и множество верховыхъ и подъемныхъ лошадей; осаждать же города не посмЂлъ, за многолюдствомъ въ немъ войскъ, считающихся до 100 тысячь и за сближеніемъ Короля, поспЂшающаго къ Збаражу съ регулярными его войсками и гвардіею.

 

Гетманъ Хмельницкій по донесенію Богуна выступилъ заразъ съ главнымъ войскомъ на встрЂчу Короля и его арміи, а при ЗбаражЂ оставилъ писаря, Кривоноса, съ достаточнымъ корпусомъ. Въ два дни пути отъ Збаража освЂдомился Хмельницкій, что армія королевская при самомъ КоролЂ весьма къ нему близка. Онъ, избравъ заразъ мЂсто удобное при мЂстечкЂ ЗборовЂ, построилъ войска свои въ ордеръ баталіи: умноживъ пЂхоту свою спЂшенными Козаками, поставилъ ее тремя фалангами въ обширную линію, а на интервалахъ иди промежуткахъ между фалангами и на ихъ флангахъ построилъ крЂпкія батареи, обведенныя глубокими и широкими рвами. Фланги линій примкнуты, были: одинъ къ болоту и проведенному въ него рву, а другой къ лЂсу, такъ же окопанному въ довольное разстояніе. Линія пЂхотаая для того растянута и укрЂплена была, чтобы непріатель многолюдствомъ своимъ не могъ ее окружить. Позади линій на самой срединЂ оставленъ резервъ изъ пЂхоты и конницы, который могъ всЂ слабыя мЂста сикурствовать. Знатная часть лучшей конницы поставлена была впереди линіи, на ея лЂвой сторонЂ, за лЂсомъ, и начальникамъ ея отданъ приказъ, коль скоро армія непріятельская минуеть ихъ дистанціи и сблизится съ пЂхотной Козацкой линіей, то тотчасъ сдЂлать разсыпную атаку конницею во фланги и въ тылъ непріятельской арміи и развлечь тЂмъ вниманіе ея и осторожность во всЂ стороны, и чтобы она, сочтя себя атакованною со всЂхъ сторонъ, не смЂла прорываться за линію. Между тЂмъ всЂмъ воинамъ сдЂлалъ Хмельницкій краткое, но важное увЂщаніе, доказывая, „что отъ нынЂшняго сраженія зависитъ все счастье и несчастье наше и всего отечества нашего, въ которомъ отцы, братія и дЂти наши простираютъ къ намъ руки, прося освобожденія своего изъ постыднаго и тиранскаго невольничества Польскаго, а мертвецы наши, избитые и измученные Поляками, заклиная насъ Самимъ Богомъ и вЂрою въ Него, отъ Поляковъ поруганною, требуютъ праведнаго мщенія за кровь ихъ, неповинно Поляками пролитую и всегда попираемую.“ Но при томъ крЂпко Гетманъ приказывалъ всему воинству своему, чтобы никто, во время сраженія, не дерзалъ поднять убійственной руки на Короля и прикасаться къ нему, яко къ особЂ освященной, сирЂчь, помазаннику Божію, но при всякомъ случаЂ чтилъ бы его съ благоговЂніемъ.

 

Іюня 17-го, въ середу, 1649 года, есть тотъ пресловутый день, который долженъ быть всегда достопамятнымъ въ Исторіи Малоросійской. Онъ есть рЂшитель освобожденія народа Рускаго отъ ига Польскаго, и въ немъ положенъ камень основанію новой эпохи того народа. Предъ восходомъ солнца стала многочисленная армія Польская въ виду арміи Козацкой; она много людствомъ своимъ подобилась грозной тучЂ, закрывающей горизонтъ и помрачающей солнце. Всадники ея, блсстящіе збруего и богатымъ убранствомъ, представляли страшную молнію, сверкающую въ темнотЂ ночной; а отъ множественной конницы подымающяяся пыль возносилась вихрями своими до облаковъ и помрачала зрЂніе человЂческое, опускаясь на землю. Гетманъ, разъЂзжая безпрерывно по своимъ фалангамъ, приказывалъ не спЂшить выстрЂлами, а допускать непріятеля въ самую ближайшую дистанцію, не смотря на его пальбу и порывчивость. Но какъ толъко онъ сблизился довольно къ линіямъ, то открыта вдругъ пальба изъ пушекъ и ружьевъ Козацкихъ, а отъ скрытой конницы произведена разсыпная атака во флангъ и тылъ непріятельскій. Громъ пальбы, съ обЂихъ сторонъ производимой, и круженіе дыма, сдЂлавшееся отъ безпрерывныхъ выстрЂловъ, закрывали на долгое время рЂшимость сраженія; наконецъ, поднявшійся крикъ въ срединЂ арміи Польской, далъ знать, что дЂлается для воспрещенія ухода новыхъ войскъ изъ линій, которыя во многихъ мЂстахъ разорвали свой фронтъ и подЂлали въ немъ пространные интервалы, перемЂшавъ и разстроивъ старыхъ своихъ воиновъ. Гетманъ тое примЂтивши, выслалъ на слабыя мЂста непріятельскія одну фалангу своей пЂхоты, съ частію конницы, взятой изъ резерва; и пЂхота сія, ударивъ на разстроеннаго непріятеля копьями, тотчасъ обратила его въ бЂгъ. Покушавшійся непріятель окружить высланную пЂхоту, былъ встрЂченъ резервомъ Козацкимъ и обращенъ также въ бЂгство; а за тЂмъ и вся армія Польская, первЂе подаваясь по немногу назадъ, наконецъ совсЂмъ побЂжала въ разстройствЂ, и Гетманъ, оставивъ на мЂстЂ сраженія для осторожности одну только фалангу, велЂлъ всЂмъ прочимъ войскамъ гнать и поражать непріятеля. Убійство при семъ надъ Поляками было страшное и повсемЂстное. Вся конница, дЂлавшая прежде разсыпную атаку, нападала на бЂгущаго непріятеля цЂлою лавою или фронтомъ, и онъ, бывши въ разстройкЂ, не могъ стоять и обороняться  противъ копьевъ, а спасался однимъ бЂгствомъ. Самъ Король нЂсколько разъ былъ окруженъ Козаками; но къ нему никто не прикасался и даже ничЂмъ на него не металъ, а пропускали его съ почтеніемъ, и онъ бросилъ отъ себя въ одну партію кошелекъ съ деньгами, а въ другую партію далъ часы золотые ея командиру, который принялъ ихъ, снявши съ себя шляпу и съ великимъ почтеніемъ, увЂривъ при томъ Короля, чтобы онъ изволилъ Ђхать спокойно и ничЂмъ не тревожась; ибо его никто не тронетъ, а всякъ чтитъ съ благоговЂніемъ, яко особу священную. Король, вздохнувъ и приподнявъ руки, выговорилъ СтаршинЂ Козацкому : „Какъ я обманутъ оть льстецовъ своихъ, называвшихъ васъ, Козаковъ, грубіянами и варварами! Напротивь, вижу я въ васъ благородныхъ воиновъ и великодушныхъ Христіанъ.“ Погоня и убійство надъ Поляками продолжались до заходу солнца; дороги и поле покрыты были мертвыми и умирающими Поляками на пятнадцать верстъ разстоянія. На мЂстЂ сраженія сочтено и погребено ихъ мертвецовъ до 20 тысячь, и въ томъ числЂ Генералъ Осолинскій, со многими другими изъ вельможъ и знатныхъ чиновъ Польскихъ, кои погребены въ одной каплицЂ Католической; а въ добычу остался обширный станъ арміи Польской со всЂми обозами и запасами, вся артиалерія съ ея парками и весь станъ Королевскій и вельможескій съ богатыми палатками, сервизами и экипажами; словомъ сказать: обогатили и обременили добычею сею всю армію Козацкую.

Гетманъ, воротившись съ арміею своею къ Збаражу, послалъ въ городъ нЂсколько чиновниковъ Польскихъ, взятыхъ въ плЂнъ и близкихъ Гетману, Князю Вишневецкому, между коими былъ одинъ изъ его родни. Чрезъ нихъ уговаривалъ Хмельницкій Вишневецкаго сдать городъ, яко безнадежный, и пощадить невинный народъ, въ немъ гибнущій. Чиновники оные, побывавши въ городЂ, скоро воротились къ Хмельницкому съ тремя чиновниками изъ города, посланными Вишневецкимъ. Они, предлагая сдачу города, разсказывали ужасное зрЂлище въ городЂ: войска и народъ, въ немъ запертый, лишившись человЂческой пищи, болЂе уже мЂсяца питались однимъ мясомъ лошадинымъ, собачьимъ, кошечьимъ и мышечышъ; а теперь питаются они всякими кожами и ремнями, и даже Ђдятъ обувь свою ременную; и самаго Князя Вишневецкаго нашли, при пользованіи его отъ ранъ, питающагося супомъ, съ мышачьимъ мясомъ свареннымъ, и что множество уже народа померло, а остальные порываются одинъ другаго Ђсть. Хмельницкій тотчасъ повелЂлъ одному отряду войскъ своихъ занять городъ, а войска, въ немъ запертыя, выпустить обезоруженными изъ города. Гетмана жъ Вишневецкаго, со всЂми чиновниками и Шляхтою, перемЂстить въ замокъ и содержать подъ стражею до дальнЂйшаго разсмотрЂнія. Войска, вышедшія изъ города, похожи были на нЂчто чудовищное: они слоняясь по землЂ, представляли изъ себя одни скелеты тЂлъ человЂческихъ и просили у Козаковъ пищи, падая на землю. Хмельницкій, тотчасъ снабдивъ ихъ довольною пищею, приказалъ важнЂйшимъ изъ нихъ беречь одинъ другаго, чтобы употребляли пищу съ великою осторожностію, дабы вдругъ не объЂдались и не померли, и за тЂмъ разпустилъ ихъ въ свои жилища. Князю Вишневецкому предложилъ Хмельницкій писать отъ себя къ Королю и послать къ нему своихъ чиновниковъ, кого изберетъ, и чтобы они скоро возвратились съ точною и надежною рЂшимостью, чего ему ожидать, мира или войны? Сей Князь, преизлиха гнавшій народъ Рускій и всегда разрывавшій съ нимъ заключаемые мирные договоры, писалъ къ Королю весьма убЂдительно, прося о заключеніи съ Козаками вЂчнаго и прочнаго мира, чего бы онъ ни стоилъ, „ибо видно,“ говорилъ онъ, ненависть наша къ народу Рускому превзошла мЂру свою, и судъ Божій видимо гонитъ насъ, за его отмщевая.“

 

При ЗбаражЂ прибылъ къ Хмельницкому сынъ его, Тимоθей, воротившійся изъ Молдавіи вмЂстЂ съ Мурзою Крымскимъ, Тугай Беемъ. Они оба докладывали Хмельницкому, что непріятели Господаря Молдавскаго, Липулы, бывши разбиты войсками ихъ, Козацкими и Татарскими, на многихъ сраженіяхъ и на двухъ главныхъ, при Яссахъ и БухарестЂ, разсЂяны, наконецъ, и уничтожены вовсе; а Венгерцы, съ Княземъ ихъ, Ракоціемъ, убрались въ свои границы, и Господарь остался спокойнымъ въ своемъ правленіи и достоинствЂ. НаединЂ открылся Тимоθей отцу своему, что дочь Господаря, Липулы, Княжна Ирина, хочетъ быть его супругою, на что и мать ея согласна; но отецъ тому противится, подстрекаемъ будучи Польскимъ вельможею, однимъ изъ Потоцкихъ, предлагающимъ въ супружество сына своего, котораго Ирииа не терпитъ, Хмельницкій, поблагодаривъ Тугай Бея за услуги и дружбу, подарилъ его весьма знатно и, пріумноживъ великія добычи, въ Молдавіи и Валахіи нажитыя, отпустилъ съ войскомъ Татарскимъ въ Крымъ, пославъ съ нимъ благодарственный адресъ къ Хану съ знатными также подарками. Къ ПашЂ Силистрійскому писалъ Хмельницкій, что по волЂ Султанской и по прозьбЂ его, Пашинской, въ разсужденіи Господаря Молдавскаго все сдЂлано, что было имъ желательно, и онъ въ своемъ достоинст†успокоенъ и утвержденъ; но сопротивленіе Господаря въ законномъ и добровольномъ бракЂ, его крайнЂ оскорбляетъ, и онъ проситъ Пашу прилежно въ томъ ему помочь. Паша отвЂчалъ Хмельницкому, что не только берется онъ уговорить Господаря на такое приличное и выгодное супружество, но донесетъ о томъ и самому Султану, своему государю, и надЂется отъ того самаго лучшаго успЂха.

Между тЂмъ воротились въ городъ Збаражъ посланные къ Королю чиновники Князя Вишневецкаго и привезли рескриптъ Королевскій, повелЂвающій Князю просить Хмельницкаго о заключеніи мирнаго трактата и присылки для того своихъ полномочныхъ комиссаровъ въ мЂстечко Зборовъ, куда высланы отъ Короля его полномочные: Воевода Кіевскій, Кисиль, и, Воевода Смоленскій, Грабовскій. Потому отъ стороны Малоросійской высланы Хмельницкимъ на конгресъ Зборовскій писарь Генеральный, Кривоносъ, Есаулъ Генеральный, Демьянъ МногогрЂшный, и Секретарь Гетманскій, Иванъ Виговскій. Трактатъ Зборовскій былъ заключенъ по наставленію и наказу Хмельницкаго и полномочными съ обЂихъ сторонъ подписанъ, Сентября 7-го дня, 1649 года; онъ состоялъ въ слЂдующихъ статьяхъ:

 

1. Народъ Рускій, со всЂми его областями, городами, селеніями и всякою къ нимъ народною и національною принадлежностью, увольняется, освобождается и изъемлется отъ всЂхъ притязаній, и долегливостей Польскихъ и Литовскихъ на вЂчныя времена, яко изъ вЂковъ вольный, самобытный и незавоеванный, а по однимъ добровольнымъ договорамъ и пактамъ въ едность Польскую и Литовкую принадлежавшій.

 

2. Обоюдная вражда, помста и все непріятельское, между сими народами бывшее, прекращается, уничтожается и предается вЂчному забвенію, и амнистія всему тому дается и утверждается полная и совершенная, служащая взаимно всЂмъ тремъ народамъ; тежъ и убытки альбо потери, войною и незлагодствомъ починенные и понесенные каждою націею и каждою особою, да зостаютъ беаъ повраченья, поиску и упоминку на вЂчные часы.

 

3. Народъ Рускій отъ сего часу есть и ма буть ни оть кого, кромЂ самаго себе и правительства своего, независимымъ; а правительство тое избирается и установляется общею порадою, добровольно отъ всЂхъ становъ, и приговоромъ чиновъ и товариства, по стародавнимъ правамъ и обычаямъ Рускимъ, и никто имъ въ томъ да не мЂшаетъ, ни посредствуетъ ни якимъ колвекъ способомъ, ни тайнымъ, ни явнымъ, а найбарзЂй усильствомъ.

 

4. Религія Каθолическая Руская альбо Греческая, маеть зупельное равенство съ религіею Католическою Польскою альбо Римскою, и въ справахъ церковныхъ и засЂданіяхъ гдЂ колвекъ, Митрополита Рускій Кіевскій мае первое мЂсто по Примасу Польскомъ, а Епископы Рускіе съ Епископами Польскими заровно засЂдаютъ и такъ ся лагодять, якъ издавна бувало за Круля Баторія и иншихъ до начатку въ земли Руской Уніи, которую до хундаменту касуемъ и нивычимъ, яко смутившую народы, породившую въ нихъ вражду, и окипЂлую безмЂрною кровію Христіанскою; а въ иншихъ народахъ альбо земляхъ Польскихъ и Литовскихъ мае вона подлеглость доброй воли мирянъ и ихъ шацунку; а безъ того нихто ее да не приметь и держати не мусить.

 

5. Границы Рускія земли установляются и утверждаются отъ Чернаго моря н лиману ДнЂпровскаго вгору на полдень по рЂкЂ ДнЂстру, а оть вершины его до рЂки Горыни, а отъ Горыни до рЂки Припети, и оттуду рЂкою ДнЂпромъ до города Быхова, а оттуда къ рЂкЂ Сожъ и Сожемъ до уЂзду Смоленскаго; а граница промежду рЂчекъ по твердой землЂ указуется по гранямъ сельскимъ альбо вясковымъ, и яке селеніе куды сходить, туды и грань принадлежить; и тЂ грани разберутся и поновятся звыклыми судами Подкоморскими и Комисарскими.

 

6. Верховный начальникъ и Господарь земли Руской и народа того ма бути Гетманъ, избираемый чинамн и войскомъ измежду себя вольными голосами, а постороннему альбо инако повставшему, не бути ни кому ни въ яку пору. Достоинство Гетмана Рускаго ма равенство зупельне съ Гетманами Коронными и Литовскими, а войска повольно имЂти ему реестроваго вь полкахъ, наполняемыхъ отъ товариства, 40 т, а охочекомоннаго и Запорожскаго килько наберется; и Козаки реестровые судомъ и послушенствомъ повинны полкамъ и командамъ ихъ, донелЂ же козакують и стоять въ реестрахъ войсковыхъ; а по выслугЂ ворочаются подъ право свое Шляхетское и тому повиноватиса учнуть, якъ и все посполитство мае судитись и разбиратись каждый станъ по своимъ стародавнимъ правамъ и артикуламъ, и нихто ихъ ни въ чемъ да не неволить, ни привлащаеть, опричь долегливостей, правами установленныхъ.

 

7. Миръ и тишину въ народЂ Польскомъ съ народомъ Рускимъ уставуемъ вЂчные и незрадливые, подъ клятвою анафемы и арафемы, нарушителя и зрадцы людскаго. А оборона отчизны каждому народу есть повольна, и заводца изъ нихъ самъ за себе ратуеть, а другаго не приневолюеть, и помочь между державами належить до злагоды правленія народнаго и общей порады. А инаково повольно будеть каждому воевать альбо неутралъ держать, и нихто за те ни пеняеть, ни помстить подъ клятвами вышереченными, тежъ и союзъ, альбо протекція народа Рускаго съ народомъ Польскммъ и иншимъ, подлежить до порады и приговору зупельнаго отъ народа, якому въ РЂчи посполитой щитатпсь третею республикою.

 

Получа Гетманъ Хмельницкій мирныя статьи чрезъ своихъ комиссаровъ, очистилъ заразъ всЂ города и селенія Польскія, занимаемыя войсками его внЂ назначенныхъ по трактату границъ, и войска всЂ распустилъ по ихъ квартирамъ и жилищамъ, а самъ отправился, со штатомъ своимъ и гвардіею, въ городъ Кіевъ для принесенія Богу благодарственныхъ моленій за дарованныя имъ побЂды и возстановленіе мира и спокойствія народнаго. Въ городъ вступилъ Гетманъ 1-го Октября, съ тріумфомъ, при пушечной пальбЂ съ валовъ и колокольномъ звонЂ, а народъ и чины его, Гетмана, встрЂтили съ изъявленіемъ живЂйшей къ нему благодарности и своего полнаго удовольствія. По отпра†молебствій во всЂхъ церквахъ и монастыряхъ Кіевскихъ, повелЂлъ Гетманъ учинить тоже и во всей Малой Россіи, и поживши въ Кіе†д†недЂли, переселился на житье въ городъ Чигиринъ. Трактатъ Зборовскій, по ратификаціи его Королемъ, Яномъ Казиміромъ, опубликованъ по всей Малороссіи и записанъ вездЂ въ книги судовыя и правительственныя, Марта 8-го дня, 1650 года, чрезъ Есаула Генеральнаго, МногогрЂшнаго, Полковника Бряцлавскаго, Нечая, и Секретаря Виговскаго.

 

Въ МаЂ мЂсяцЂ, 1650 года, прибыли къ Гетману Хмельницкому въ Чигиринъ иностранные посланники съ поздравленіемъ отъ своихъ государей его въ Гетманскомъ достоинствЂ, увеличенномъ знатными воинскими пріобрЂтеніями и Зборовскимъ трактатомъ, признавшимъ его и народъ Рускій вольнымъ и ни отъ кого, кромЂ самихъ себя, независимымъ. Посланники сіи были : отъ Султана Турецкаго, Османъ Ага, съ Пашею Силистрійскимъ, Узукъ Аліемъ, и многими знатными Туркамм; оть Царя Московскаго: СовЂтникъ его, Князь Василій Бутурлинъ, со многими Боярами, и, наконецъ отъ Короля Польскаго и РЂчи посполитой, Канцлеръ, Князь, Любомирскій, съ воеводою Кисилемъ и многими другими. Послы Турецкіе поднесли Гетману отъ имеши ихъ Императора булаву, осыпанную каменьями и жемчугами, саблю булатную дорогой цЂны и дулейманъ, похожій на мантію съ горностайными опушками, да сорокъ мЂшковъ серебряныхъ Турецкихъ левовъ въ даръ войску: и всЂ тЂ подарки были въ бумажныхъ мЂшкахъ и чехлахъ, покрытыхъ шелковою матеріею съ золотыми и серебряными цвЂтами. Послами Московскими представлены подарки, состоящіе въ дорогихъ мЂхахъ соболъихъ и другихъ и въ косякахъ разныхъ парчей и матерій, сложенные въ кули рогожаные, а казна, присланная для войска, въ боченкахъ, обвернутыхъ рогожами. Отъ стороны Польской выставлено въ подарки нЂсколько поставокъ тонкихъ суконъ и нЂсколько десятковъ дорогихъ поясовъ и ковровъ, а казна для войска покрыта дорогими коврами.

Послы оные были на аудіенціи у Гетмана. ПослЂ обыкновенныхъ поздравленій и привЂтствій, предлагали каждый отъ своихъ государей и народовъ дружбу свою и союзъ къ нему, Гетману, и народу Рускому, а для вЂчнаго ихъ удержанія, соглашали Гетмана съ народомъ къ себЂ въ протекцію на такихъ положеніяхъ, каковы общими договорами установлены будутъ, при чемъ первымъ пунктомъ положится утвержденіе Гетманства наслЂдственнаго въ потомст†и фамиліи его, Хмельницкаго. На сіе Гетманъ сказаль посламъ рЂшительно: „Союзъ и дружбу я готовъ держать со всЂми народами, и никогда ихъ не презрю, яко дара Божественнаго и всему человЂчеству приличнаго; избраніе жъ народу протекція, когда она ему надобна будетъ, зависитъ оть его доброй воли и общаго совЂщанія и приговора; а отъ потомственнаго обладанія народомъ симъ моею фамиліею въ качест†Гетмановъ я весьма отказываюсь и оть того вЂчно убЂгать буду, яко противнаго правамъ  и обычаямъ народнымъ, по которымъ они управляемы быть должны выбранными изъ себя всЂми урядниками и самимъ Гетманомъ. И я, возстановивши въ нихъ права сіи съ пожертвованіемъ великаго числа воиновъ, отъ нихъ же избранныхъ и кровію своею права оныя запечатлЂвшихъ, весьма совЂщусь и стыжусь помыслить даже о ихъ нарушеніи.“ Гетманъ, скоро по прибытіи въ Чигиринъ посланниковъ иностранныхъ, предписалъ во всЂ правительства и города Малоросійскія, чтобы отъ чиновъ и народа прибыли къ нему въ Чигиринъ на сеймъ Генеральный всЂ депутаты, выбранные, по примЂру прежде посыланныхъ въ Варшаву на сеймъ вольный, а особо повелЂлъ отъ полка прислать по три депутата чиновныхъ и по четыре изъ Козаковъ. Симъ собравшимся депутатамъ и всЂмъ чинамъ Малоросійскимъ объявилъ Гетманъ грамоты иностранныхъ Дворовъ, ихъ подарки и казну и, напослЂдокъ, соглашенія или зазывъ въ протекцію. Чины и народъ Малоросійскій, побывши  лЂть въ соединеніи съ Польшею и 66 лЂть заодно съ Литвою, вкусили и напитались слишкомъ вольностей и своевольствъ тамошнихъ, то есть, добраго и хулаго навыку, а урядники и чиновники здЂшніе и того болЂе заразились властолюбіемъ и присвоеніемъ себЂ начальства и неподчиненности. Посему первымъ было несогласіе ихъ на всякую протекцію и подчиненность иностранную, а и того больше видЂть у себя наслЂднее Гетманство, посуленное Хмельницкому посланниками иностранными отъ ихъ государей. Гетманъ съ клятвою принужденъ увЂрять ихъ, что „предложенное ему наслЂдственное правленіе тогдаже имъ отвергнуто и онъ на него никогда не согласится, яко на самый опасный камень преткновенія, на который всЂ падшіе сокрушатся и возстать не могутъ, и что онъ больше ихъ знаетъ, яко состарЂвшійся въ дЂлахъ политическихъ, каковому правительству въ народЂ Малоросійскомъ быть надлежитъ. А что принадлежитъ до протекціи, то она не токмо намъ полезна, но почти неизбЂжна, и здравомыслящій человЂкъ, или совершенный политикъ, съ перваго взгляду примЂтитъ, что самое положеніе земли нашей, открытой со всЂхъ сторонъ и неудобной къ укрЂпленію, дЂлаетъ насъ игралищемъ неизвЂстной судьбы и слЂпыхъ случаевъ. Ежели же обольстили и возгордили васъ многія и великія побЂды наши надъ непріятелемъ и пріобрЂтенная чрезъ то слава, почти всегосвЂтная,то знайте, друзья и братія, что это работалъ себЂ болЂе энтузіазмъ народный, подвигнутый крайнею жестокостію Польскою и крайнимъ же огорченіемъ и изступленіемъ народнымъ; и сколько при томъ пріобрЂли мы славы, столько же нажили тЂмъ и завистниковъ, которые, при всЂхъ случаяхъ, а иногда и нарочито для собственной безопасности и осторожности своей, не преминутъ всЂвать въ насъ плевелы или испытывать и пробовать насъ, какъ лЂкари испытуютъ больныхъ своихъ, щупая за пульсъ. И мы вЂрно на всегда таковы будемъ, каковы были и есть, то есть, непобЂдимыми, чего ни одинъ народъ себЂ присвоить не осмЂлится, не отвергнувъ промысла Божія, который одинъ всЂмъ движитъ, и сего крЂпитъ и возводитъ, а сего разслабляетъ и низводитъ, судя по достоинствамъ и заслугамъ народнымъ, а замЂчательнЂй въ пораженіяхъ его есть гордость и высокомЂріе народовъ.“

 

Чины и депутаты, успокоенные и тронутые рЂчью Хмельницкаго, начали было разсуждать о протекціи и избиратъ ее между державъ, приславшихъ своихъ посланниковъ. Но Польскую съ перваго разу единогласно отринули, а о прочихъ разбились на мнЂнія, но ни на одномъ не согласились. Старые изъ нихъ, соединенно съ Гетманомъ, соглашались на протекцію Московскую, яко къ народу единовЂрному и единоплеменному; но молодые весьма имъ противились, доказывая чрезъ партизанта своего и оратора, Есаула Генеральнаго, Богуна, что „въ народЂ Московскомъ владычествуетъ самое неключимое рабство и невольничество въ высочайшей степени, и что у нихъ, кромЂ Божьяго, да Царскаго, ничего собственнаго нЂть и быть не можетъ, и человЂки, по ихъ мыслямъ, произведены въ свЂтъ, будто, для того, чтобы въ немъ не имЂтъ ничего, а только рабствовать. Самые вельможи и бояре Московскіе титулуются обыкновенно рабами Царскими, и въ прозьбахъ своихъ всегда пишутъ они, что бьють ему челомъ; касательно жъ посполитаго народа, то всЂ они почитаются крЂпостными, какъ бы не отъ одного народа произшедшими, а накупленными изъ плЂнниковъ и невольниковъ, и сіи крЂпостные или, по ихъ названію, крестьяне обоего пола, то есть, мужчины и женщины съ дЂтьми ихъ, по недовЂдомымъ въ мірЂ правамъ и присвоеніямъ, продаются на торжищахъ и въ жилищахъ отъ владЂльцовъ и хозяевъ своихъ на ряду скота, а не рЂдко и на собакъ промЂниваются, и продаваемые повинны при томъ быть еще нарочито веселыми и отзываться о своемъ голосЂ, добротЂ и знаніи какого ни есть ремесла, чтобы по тому скорЂе ихъ купили и дороже заплатили. Словомъ сказать, соединиться съ такимъ неключимымъ народомъ есть тоже, что броситься изъ огня въ пламя.“

 

Духовенство Малоросійское, большею частію обращенное изъ Уніятства и крайнЂ сожалЂвшее втайнЂ о потерянной его власти надъ народомъ, поданной было имъ Поляками и близкой къ рабству, сплело нелЂпую басню въ разсужденіи посольства Московскаго и всЂхъ прочихъ, и бывшій съ нимъ въ собраніи протопопъ Черкаскій, θедоръ Гурскій, почитавшійся въ народЂ отличнымъ богословомъ и проповЂдникомъ, взявши тексть изъ священнаго Евангелія и употребляя его на зло самымъ страннымъ сравненіемъ, говорилъ въ собраніи, что, „какъ, де, отъ трехъ царей или волхвовъ поднесенные младенствующему Христу дары: злато, ладанъ и смирна, предзнаменовали бытіе и страданіе его въ мірЂ и возвращеніе въ небо, то есть, злато значило Царя, ладанъ мертвеца, а смирна показывала Бога, то такъ и сіи дары, подносимые отъ Царей народу, предзнаменуютъ, чЂмъ они одЂты или покрыты, въ томъ будетъ жить или покрываться народъ, ими прельстившійся, на примЂръ: дары Польскіе состоятъ въ сукнахъ, покрытыхъ ковромъ, то будеть и народъ, съ Поляками жившій, ходить въ сукнахъ и имЂть ковры; Турецкіе дары одЂты и прикрыты бумагою и шелкомъ, то и народъ, за ними жившій, будетъ въ состояніи одЂваться шелковыми и бумажными матеріями; а Московскіе дары суть всЂ въ рогожахъ, то неизбЂжно и народъ, живучи съ ними, доведенъ будетъ до такой бЂдности, что уберется онъ въ рогожи и подъ рогожи. И эти заключенія суть вЂрны и превосходятъ всЂхъ оракуловъ въ свЂтЂ.“

 

Басня сія подЂйствовала больше всего на депутатовъ простЂйшихъ и на всЂхъ Козаковъ : они подняли открытый ропоть и шумъ на Хмельницкаго, „называя его зрадцею и предателеыъ отечества, подкупленнымъ, яко бы, отъ пословъ, и что они, освободивши себя изъ неволи Польской съ пролитіемъ многой крови своей и пожертвованіемъ премногихъ тысячь братіи, положившей животъ свой за вольность отечества, опять предаются въ неволю самоизвольно, и предаются такому народу, который не подалъ имъ никакой помочи въ крайнихъ бЂдствахъ ихъ, не подалъ даже воды промыть кровавыхъ устъ нашихъ, и лучше намъ быть во всегдашнихъ бранЂхъ за вольность, чЂмъ налагать на себя новыя оковы рабства и неволи. Да и кому изъ сосЂдствующихъ народовъ отдаться можно безъ ужаса и содроганія? Одни изъ нихъ безпрестанно угнЂтаются бусурманствомъ, не терпящимъ открытаго богослуженія Христіанскаго въ собственной землЂ ихъ; другіе торгуютъ собственною братьею своею и, не смотря на одновЂрство и однокровство, продаютъ одинъ другаго безъ стыда и угрызенія совЂсти. А вЂръ у нихъ столько, сколько слободъ и въ нихъ домовъ, а нерЂдко и въ одномъ домЂ нЂсколько ихъ вмЂщается, и одно семейство оть разновЂрства не можетъ вмЂстЂ ни пить, ни Ђсть изъ одной посуды, а вся вЂра состоитъ у нихъ въ разборЂ образовъ и крестовъ, и кто изъ нихъ лучшій, тотъ есть и достойнЂй къ почитанію и сильнЂе къ помощи людской; для Бога же, Творца всЂхъ и Господа, не извЂстно, что у нихъ оставляется. И такъ ожели съ симъ народомъ соединиться намъ, то или они насъ распродадутъ по одиначкЂ, или переморятъ  на улицахъ своихъ и распутіяхъ; ибо никто изъ нихъ не пуститъ въ домъ свой никого нашего прохожаго, а паче съ табакомъ, употребленіе котораго почитается у нихъ страшнымъ грЂхомъ, смертнымъ грЂхомъ и единственнымъ человЂческимъ грЂхомъ во всемъ мірЂ.“

 

Гетманъ, успокоивъ ропотъ собранія повтореніемъ клятвъ своихъ, что „онъ никогда не имЂлъ въ мысляхъ и имЂть не будетъ намЂренія приневоливать ихъ къ поврежденію правъ своихъ и свободъ, совЂтовалъ только, по усердію своему къ нимъ и общему отечеству, поставить себя на крЂпкихъ ногахъ надежнымъ союзомъ и соединеніемъ съ другимъ народомъ, котораго всЂ благоустроенныя Державы всегда ищутъ, а намъ сугубо того надобно, въ разсужденіи, какъ я говорилъ уже, положенія земли и новости состоянія нашего,“ и за симъ разпустилъ собраніе во свояси, и сеймъ ихъ тЂмъ окоичился. Посланыиковъ иностранныхъ отдарилъ Хмельницкій пристойно за ихъ подарки и, отписавъ на грамоты со всею вЂжливостію и благодарностію своею за привЂтствія и отзывы Монарховъ, далъ имъ отпускную аудіенцію и на ней увЂрилъ каждаго порознь о всегдашней преданности своей къ ихъ Монархамъ и непрерывной пріизни къ народамъ, и что при томъ онъ всемЂрно будетъ стараться о соединеніи съ ними и своего народа по прошествіи въ немъ перваго отвратительнаго къ протекціямъ жара, породившагося опостылостію тиранскаго надъ нимъ правленія Польскаго, которое и во снЂ; имъ грезится и дЂйствуетъ на нихъ, какъ нЂкое страшиое пугалище.

 

Господаръ Молдавскій, Липула, въ АпрЂлЂ мЂсяцЂ, 1650 года, прислалъ къ Гетману Хмельницкому чрезъ Боярина Молдавскаго, Морозія, письмо, соглашаясь въ немъ выдать дочь свою, Ирину, въ супружество сыну его, Тимоθею, и объясяяясь при томъ, что онъ всегда на бракъ сей былъ желателенъ, но препятствовали ему въ томъ продолжавшаясь война Хмельницкаго съ Поляками и угрозы тамошняго знатнаго вельможи, Потоцкаго, который давно ищетъ супружества дочери его за сына своего, а фамилія Потоцкихъ ворочаетъ почти всЂмъ правленіемъ Польскимъ. Но теперь, бывши онъ, Липула, совершенно увЂренъ о мирномъ спокойствіи, а паче имЂвши письмо оть Двора Турецкаго и изволеніе на бракъ сей самаго Султана, его государя, завЂряющаго о своемъ, при всЂхъ случаяхъ, покровительствЂ, увЂряетъ Гетмана о непреложномъ его на бракъ оный согласіи и проситъ прислать сына своего къ нему въ городъ Яссы, съ достаточнымъ, однако, конвоемъ, чтобы отъ стороыы Потоцкихъ не сдЂлано какого непріятельскаго покушенія; ибо онъ отъ лазутчиковъ своихъ свЂдалъ, что на границахъ Буковины собралась нарочитая партія Полъскихъ гультяевъ или волонтировъ, предводимая молодымъ Потоцкимъ. Гетманъ выправивъ сына своего въ Молдавію съ пристойною свитою и достаточнымъ конвоемъ изъ своей гвардіи, послалъ въ слЂдъ за нимъ пятитысячный корпусъ Козацкій подъ видомъ пограничнаго разъЂзда. Но какъ только молодой Хмельницкій при городЂ Могиле†переправился чрезъ рЂку ДнЂстръ и приближался къ городу СорокЂ, то вышедшій изъ байраковъ и садовъ корпусъ Польскій атаковалъ его со всЂхъ сторонъ и принудилъ штатъ и конвой Хмельницкаго спЂшившись убраться въ одинъ цвинтарь церковный и тамо отбиваться, оставивши весь свой обозъ съ богатствомъ на расхищеніе Поляковъ, которые, торжествуя симъ выигрышемъ, начали было обозъ грабить, а Гетманича при томъ штурмовать въ цвинтарЂ, съ умысломъ перебить всЂхъ осажденныхъ до единаго и не выпустить извЂстника, дабы о такомъ злодЂйст†не вышло наружу. Но корпусъ Козацкій, назиравшій всегда походъ Гетманича, окружилъ Поляковъ въ самый расплохъ и, выстрЂливши по нихъ изъ ружьевъ, ударилъ копьями и всЂхъ почти до единаго перекололъ; около десяти Поляковъ и самъ молодой Потоцкій пробились было чрезъ войска Козацкія и убЂжали въ поле, но, на рЂчкЂ обваливши мостъ, Потоцкій утонулъ въ водЂ, а прочіе перебиты увязшими на берегахъ въ урочищЂ „На батозЂ,“ и мертвецовъ Польскихъ похоронено до четырехъ тысячь человЂкъ, а послЂ сего побоища свадьба Гетманича въ Яссахъ совершена, и онъ воротился съ женою въ Чигиринъ. Гетманъ потомъ жаловался на Потоцкаго Королю о злодЂйскомъ нападкЂ на свадьбу сына его, добровольно и законно произведенную, но Потоцкимъ обруганную съ великимъ убыткомъ въ людяхъ и знатныхъ суммахъ, но притомъ и извинялся Гетманъ, есля что непріятнаго произошло между свадебными и нападавшими на нихъ, то благоволено бъ приписать тое обыкновеннымъ въ такихъ случаяхъ трактаментамъ и пиршествамъ, на которыхъ не безъ напилыхъ бываеть. Король, хотя на переписку сію и не отвЂчалъ Хмельницкому, однако же произшествіе свадебное первымъ было шагомъ къ новой войнЂ.

 

Молодой Хмельницкій не долго пользовался своего женитьбою. Министерія Польская подвигнула Радулу, господаря Мултянскаго, и Ракоція, Князя Венгерскаго, согнать тестя его съ правленія Молдавскаго; и онъ долженъ былъ отправитъся съ войскомъ Козацкимъ для возстановлеиія тестя въ прежнее достоинство. Походъ сей предпринять очень скоро, и такъ же очень скоро конченъ былъ съ желаемымъ успЂхомъ. Войска Мултянскія и Венгерскія вездЂ были разбиты и разсЂяны, и самъ господарь Мултянскій былъ убитъ подъ Бухарестомъ. Молдавскій господарь возстановленъ въ свое достоинство, и войска Козацкія, большею частію, распущены въ свои границы, а при Хмельницкомъ оставался одинъ полкъ Корсунскій съ полковникомъ Мозырою. Но когда онъ, провождаемый тещею и женою своею, проходилъ съ тЂмъ полкомъ пограничною стороною Молдавіи съ Мултяніею, возвращаясь такъ же въ свои границы, то на пути, около города Сочавы, окружили его великія толпы войскъ Польскихъ и Мултянскихъ, вмЂстЂ съ бунтовщиками Молдавскими, недовольными своимъ господаремъ, собравшими вновь Мултянъ и Поляковъ, знавшихъ о малыхъ силахъ Хмельницкаго. По краткомъ сраженіи вступилъ Хмельницкій въ городъ Сочаву и въ немъ заперся, во ожиданіи прибытія своихъ войскъ, за которыми послалъ онъ ночью надежнаго гонца. УкрЂпляя городъ, осматривалъ онъ при томъ важиЂйшія его мЂста, и въ то время выстрЂленнымъ отъ непріятеля пушечнымъ ядромъ оторвало ему руку по самое плечо, и онъ скончался чрезъ нЂсколько часовъ. Войска Козацкія поспЂшили къ городу на другой день смерти Хмельницкаго, разбили непріятеля на голову и весь станъ ихъ забрали; но, вмЂсто освобожденія, приняли изъ города тЂло Хмельницкаго и препроводили его, вмЂстЂ съ женою и тещею, къ старому Хмельницкому, который, увидЂвъ тЂло сына своего, близокъ былъ къ отчаянію извЂстнаго Царя Егея, бросившагося въ море, при появленіи на немъ черныхъ знаменъ сына своего. Плакалъ Хмельницкій неутЂшно и долго о семъ сынЂ своемъ, составлявшемъ всю его надежду, и который, при хорошемъ воспитаніи и отличныхъ дарованіяхъ, довольно пріученъ былъ имъ къ дЂламъ политическимъ и воинскимъ; а похоронилъ онъ его въ Субботовскомъ своемъ монастырЂ, въ каменной церкви.
  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv