Institute Ukrainiky

Main menu

Карта проїзду

 

Я с трудом узнавал улицы, разбитые окна, выломанные металлические шторы магазинов, грязные вывески, тротуары, некогда такие чистенькие и политые из шлангов, а теперь усыпанные сухим мусором и битым стеклом, нестерпимо резко блестевшим под лучами яростного и вместе с тем какого-то как бы пьяного июньского солнца. Всюду было пусто, безлюдно, как будто город опустошила чума.

Дворец студентов, 1950-е гг.

                            

Дом отдыха им Ильича, 1927 г.

                             

Дом отдыха им Ильича, 1930-е гг.

                            

                                                     

Долго не мог я найти бабушкин дом.

Я с трудом узнал знаменитый Потемкинский парк на высоком берегу Днепра, знакомый мне с детства своими вековыми дубами, а теперь наполовину вырубленный. Черные бархатные бабочки со сложенными крыльями сидели на громадных древесных пнях. Далеко внизу, отливая оловом, струился широкий Днепр».

                            

Так вспоминал о своем визите к родственникам в Екатеринослав летом 1919 г. молодой командир красной батареи и будущий писатель Валентин Катаев.

                   

Валентину Петровичу еще повезло. Его родственников не выселили из их дома на Дворцовой улице, а дом не разграбили (возможно, благодаря тому, что его хозяин, дядя Катаева, был инженером на железной дороге и человеком, нужным всем властям). Другим домам этого района повезло меньше. Многие здания на площади были повреждены, разграблены и покинуты. Полуразрушенный дом Харченко, облюбованный одной из местных банд, надолго стал «домом с привидениями», так как по ночам в нем горели странные огни, двигались какие-то тени и раздавались крики и стоны. На удивление, городская милиция на эту «мистику» никак не реагировала.

Потемкинский парк за 1919– 1921 гг. вырубили полностью, выкорчевав даже пни старых деревьев. Потемкинский дворец, поврежденный артобстрелами, разграбленный и донельзя загаженный своими временными постояльцами, практически вернулся к состоянию первой половины ХІХ в.

                      

Несмотря на столь печальное положение дел, в 1923 г. и площади, и Дворцовой улице было присвоено громкое имя Л. Г. Троцкого. Не менее громкое, хотя и несколько странное для той эпохи, имя Тараса Шевченко получил и Потемкинский парк.

              

Восстановление площади было начато в 1925 г. с оборудования Потемкинского дворца под дом отдыха им. Ильича. Эти работы провела Окружная страхкасса. 1 мая 1925 г. наскоро отремонтированный дом отдыха начал свою работу, приняв первые 220 отдыхающих. В следующем году Окрстрахкасса приобрела ближайший к дворцу частный дом, который был переоборудован в столовую дома отдыха им. Ильича, а в дальнейшем использовался для дома отдыха медицинского института и пионерлагеря.

                   

В самом начале 1925 г. Окркоммунхоз разработал проект реконструкции парка им. Шевченко. Но работы по его восстановлению были начаты только в 1927 г. В дневнике А. Ф. Стародубова от 13 сентября 1927 г. сохранилось описание его первого после возвращения из Крыма посещения парка: «…пошел в Шевченковский парк. Зашел в него и удивился: от старого Потемкинского сада нет и помину. Заново распланированные аллеи, цветники, молодые посадки. От старых деревьев ничего не осталось. Кроме разве липовой аллеи. Прошел до обрыва к Днепру и там уселся на скамье на каменной оцементированной вышке, откуда открывается чудесный вид на Днепр, на реку Самару, на леса и степи за Днепром…».

                     

По сведениям А. Ф. Стародубова, работы в парке в 1927 г. окончены не были и продолжались еще несколько лет. Именно в это время была создана современная планировка парка, выстроены многочисленные видовые площадки с подпорными стенками, бетонированные лестницы. Тогда же, в связи с изменением проекта Мерефо-Херсонского моста, отказались и от прокладки через парк новой улицы. В парке планировалось даже установить памятник Тарасу Шевченко, проект которого был разработан скульптором Теннером и американским архитектором Бейзерманом. В ходе реконструк­ции парка была благоустроена и площадь имени Троцкого, на кото­рой высадили тополиную аллею и разбили клумбы.

                              

Работы по ремонту поврежден­ных в гражданскую войну зданий были начаты еще в 1924–1925 гг. В это же время были определены и участки, на которых вместо суще­ствующих зданий возможно было разместить новые многоквартир­ные дома. Однако со сносом старых домов все оказалось не так просто. Хотя из старых хозяев особняков на площади только Дмитрий Иванович Яворницкий полностью сохранил свою усадьбу, в социалистическом обществе такие строения тоже оказались востребованы. Здесь получили квартиры представители партийной, бюрократической и хозяйственной элиты области и города. Это надолго законсервировало не только дореволюционный характер застройки площади, но и образ жизни ее обитателей. Хотя последний был все же не таким размеренным и намного более напряженным. Колебания в линии партии и государства, как правило, серьезно влияли на количество и состав жильцов старых особняков. Сказались они и на самой площади.

                  

Со снятием Троцкого и площадь, и улицу его имени тихо переименовали, присвоив им первые пришед­шие в голову названия. Улица стала именоваться Морской, а площадь получила имя Т. Г. Шевченко, просто по созвучию с названием расположенного на ней парка.

                

Первый новый дом на площади был выстроен только в 1932–1933 гг. на месте снесенных руин дома Харченко. Автором этого великолепного образца конструктивизма был один из лучших архитекторов города в период межвоенного двадцатилетия В. В. Самодрыга. Сам Владимир Васильевич уже в 1936 г., после резкого изменения государственных вкусов, должен был покаяться в увлечении «формализмом», «голым конструктивизмом» и отречься от архитектурных идей этого дома, списав их на требования заказчиков. Дом был выстроен Обществом политкаторжан и официально носил название «Дом памяти 1905 года». Кроме довольно комфортабельных квартир, в здании находились также домовой клуб, столовая и прачечная. Первыми его жильцами действительно были бывшие революционеры, политические заклю­ченные царских тюрем. Соседство оказалось крайне неприятным для опального академика Д.И. Яворницкого. Бдительные товарищи не просто писали доносы, но и, пользуясь своей властью и связями, сразу вызывали милицию, если замечали нечто «подозрительное». Правда, продолжалось это недолго.

            

В «великую чистку» 1937 г. Общество политкаторжан, вместе с большинством его членов, было ликвидировано, а дом заселили совершенно новые люди.

             

В 1940 г. в восточной части площади по проекту Б. Кащенко началось строительство жилого дома строительного института, но к 1941 г. здание еще стояло неоконченным.

             

В середине 1934–1935 гг. по проекту архитектора Л. С. Назарец была выполнена новая реконструкция парка Шевченко, связанная с его превращением в Центральный парк культуры и отдыха. В парке появился целый ряд роскошных павильонов, необходимых для обеспечения полноценного отдыха, а к его территории присоединили Комсомольский остров. Последним объектом, выстроенным по этой программе, стал открытый в 1936 г. грандиозный «Зеленый театр», проект которого был выполнен Г. Л. Швецко-Винецким. В 1940 г., после смерти и посмертной реабилитации Дмитрия Ивановича, его дом был впервые объявлен музеем, хранительницей которого назначили его жену. В 1941 г. немецкие власти не ликвидировали музей и даже отремонтировали поврежденный снарядом дом, но определили в нем на постой двух немецких офицеров. Весной 1942 г., когда в Нагорной части создавался «немецкий город», все жильцы домов на площади, не успевшие эвакуироваться, были отселены в другие районы города, а их место заняли представители военной и гражданской администрации оккупантов. Лишился своего имени и парк Шевченко, переименованный в «парк для развлечений». Павильонов в нем стало заметно меньше, так как многие из них были либо разрушены, либо разобраны на дрова. Дом отдыха им. Ильича, сильно поврежденный во время бомбежек и артиллерийских дуэлей августа — октября 1941 г., в третий раз за свою историю оказался в руинах. Осенью 1943 г., когда в парке стояли немецкие батареи, площадь вновь пострадала от бомб и снарядов.

                             

Ремонт особняков и дома политкаторжан был начат вскоре после освобождения города. А вот достраивать дом строительного института по ул. 8 Марта, 1а, начали только в 1948 г. Эти работы продолжались до 1953 г.

Парк восстанавливался намного быстрее — уже в 1945 г. была выполнена первая очередь реконструкции. Его территория была расширена за счет присоединения части площади. По проекту А. П. Меркулова была выстроена новая ограда парка, напоминающая ограду Казанского собора в Санкт-Петербурге, а по проекту архитектора Л. Р. Ветвицкого — пропилеи главного входа. Насколько большое значение придавалось этим работам, видно хотя бы из того, что обком партии заставил финансировать строительство ограды завод им. Молотова (будущий им. Ворошилова), а пропилеи — завод им. Петровского. Над планировкой парка работал коллектив архитекторов под руководством И.А. Бурлакова и Б. И. Белозерского. Восстановление собственно парка было выполнено в 1947–1949 гг. А восстановление дворца, в котором было предложено разместить ДК студентов, было начато только в 1950 г. Первым вариантом проекта, разработанным под руководством А. В. Баранского, предусматривалось воссоздать главный фасад в первоначальных формах. Но в ходе строительства проект был изменен, и главный фасад нового ДК был решен по образцу другой работы И. Е. Старова, тоже выполненной по заказу князя Потемкина, — Таврического дворца в Петербурге. От первоначального решения были сохранены только колоннады в боковых крыльях здания. Открытие дворца состоялось в 1952 г.

             

Сама площадь в этот период была заасфальтирована и получила великолепный цветочный партер, а в западной ее части, на развороте троллейбусной линии, была разбита громадная клумба.

                   

После войны вновь был поднят вопрос о многоэтажной застройке площади. В 1945 г. Л. Р. Ветвицкий выполнил проект по восстановлению старого и строительству нового корпуса сельхозинститута, который должен был быть выстроен по площади и улице Дзержинского. Проект несколько раз переделывался, но так и не был утвержден. Такая же судьба ожидала и жилой дом по улице 8 Марта, 2, у которого был построен только один блок. Причиной такого положения были все те же особняки с их высокопоставленными обитателями.

                

Ситуация резко изменилась после 1956 г. — после появления в «Правде» разгромной статьи о пышной жизни днепропетровской элиты. Из особняков пришлось выселяться. «Первой ласточкой» новой эпохи стал тяжеловесный и безликий жилой дом по Ворошилова, 26. В дальнейшем «индустриальное домостроение» отметилось на площади такими объектами, как обкомовская гостиница «Жовтнева» (кстати, один из лучших объектов, построенный в городе в это время), Жовтневый райком (типовой проект) и гигантский мрачный корпус сельхозинститута.

                   

Дом Яворницкого уцелел в этом безудержном сносе только потому, что в 1964 г. его в очередной раз объявили музеем. В этом году прах академика был перенесен с ликвидированного Городского кладбища к историческому музею, который с 1940 г. носил его имя. Музей, правда, опять открыли формально. Здесь была создана только одна мемориальная комната. Все необходимые работы по ремонту здания и созданию полноценной экспозиции были окончены только в 1988 г. Но дом это все же спасло — угроза его сноса была более чем реальной. Большая часть усадьбы была передана в ведение расположенной рядом больницы, которой катастрофически не хватало территории, и с нашим известным прагматизмом проблему больницы вполне могли решить, снеся дом. Даже много позже, уже после установления независимости Украины, возвращать участок пришлось с большим скандалом, который тянулся несколько лет.

                       

Валентин Старостин, руководитель информационного центра МГО «Інститут Україніки»

                                  

  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv