Інститут Україніки

Головне меню

Карта проїзду

 

На фото: прощание перед отъездом у памятника, который установил И. Кричмарев.

В суматошные дни 1990 г., когда многие евреи Днеп¬ропетровска репат¬риировались в Из¬раиль, ко мне подо¬шёл в синагоге не¬молодой мужчина Кричмарёв Борис Иосифович, и по¬просил поехать с ним под Никополь к братской могиле его односельчан - евреев.  В поле,  у села Головково Лошкарёвского сельсовета, он мне сказал: «Вот здесь я родился». Никакого жилья не было видно. Только степь да поле. Я поинтересовался: «А, что это за белые камни в траве?». И он ответил: «Когда-то это были фундаменты наших домов».
Мне приходилось бывать в местах, где после зверских убийств фашистов не осталось ни одного еврея. В их жилищах теперь живут другие люди. Но остались хотя бы дома, а тут вообще ничего. Опустевшие жилища после расстрела евреев во время боёв разбирали солдаты наши и немецкие, потом соседи из окрестных сёл. Жуткий пейзаж катастрофы. Бескрайнее зелё¬ное поле и побелевшие от дождей одинокие камни. После прихода фашистов произошло следующее. Сразу же в 41 были отобраны те евреи, которые могли выполнять тяжелую физическую работу.
Борис был крепким подростком, и его тоже забрали на работы. Всю их группу вывели на строительство дороги Кривой Рог – Днепропетровск. Грунтовое покрытие мостили булыжником. Работали от зари до зари. Украинцев из ближайших сел немцы заставляли привозить подводами камень, частично заготовленный еще до войны для этих же целей.
Работа шла быстро и к осени 41-го траса была готова. Колонну погнали в сторону Любимовки. Часто от скуки ехавшие на машине немцы нажимали ненадолго на гашетку пулемета. Убитых не хоронили, не разрешали подбирать раненых. Обезумевших от страха людей немцы заставляли идти еще быстрее. Тех, кто не успевал идти со всеми вместе, расстреливали. Люди как могли, помогали друг другу, под¬держивая во время марша ослабевших.
Всё время Борис обдумывал план побега и, наконец, слу¬чай представился. Недалеко колосилось густое поле. Часть его уже была скошена, и несколько крестьян грузили огромную коп¬ну на арбу. Борис резко бросился в густую пшеницу. Он был не¬высокого роста, и охранник не сразу обнаружил беглеца. Когда немец его заметил, то несколько раз выстрелил в него. Пули про¬свистели совсем рядом, и Борис упал, потом пополз в сторону арбы. К этому времени она уже медленно выезжала на дорогу в противоположную от колонны сторону. Мальчик забрался сза¬ди и зарылся в солому. Когда его заметили, то прогнали, но это было уже далеко от места побега.
До прихода Советской армии он скрывался по сёлам, выда¬вая себя за сироту-украинца. Кроме него во время марша сбежало ещё четыре человека. Трое уже ко времени нашей беседы перееха¬ли в Израиль, а одну из спасшихся тогда девочек недавно убило колесо, оторвавшееся от проезжавшего мимо грузовика на трол¬лейбусной остановке по проспекту имени газеты «Правда».
Колонну их расстреляли в Любимовке. Оставленных в селе евреев расстреляли весною 42-го. Уцелели только специалисты, которых некем было заменить в колхозе. Но вскоре и их постиг¬ла страшная участь. Они сидели в мастерской и работали, как вдруг ворвались пьяные полицаи и зверски убили уже немоло¬дых людей ударами молотков по голове.
Так исчезло одно из многих еврейских сёл Днепропетровщины. Долго на братской могиле не было памятника. Борис Иосифович в один из приездов к месту трагедии за свои деньги нанял бульдозер, насыпал над могилой курган, проложил два лестничных марша из бетона и сверху поставил стелу из красно¬го гранита. Мы стояли обдуваемые степным пронизывающим холодом, ветром у надгробия, и Борис Иосифович сказал: «Вы понимаете, почему я попросил вас приехать. Больше сюда при¬ходить некому. Может хотя бы вам случится. Теперь вы знаете это место. Не забудьте об этих евреях!».
На прощанье он подарил мне справку Лошкарёвского по¬селкового сельсовета, в которой значилось, что «со слов старожителей села Головково Никопольского района Днепропетров¬ской области, Виряхно Марии Никифоровны, 1924 года рожде¬ния, и Мануйленко Анны Савельевны, 1925 года рождения, его родители, Кричмарёв Иосиф Аркадьевич и Гальтер Лиза Семё¬новна, действительно были расстреляны в мае 1942 г.  на окраинах бывшего третьего посёлка возле посадки».

А. Шмист
  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv

Хто зараз на сайті

На сайті 83 гостей та відсутні користувачі

Відкритий лист