Інститут Україніки

Головне меню

Карта проїзду

 

Славяне возникли из автохтонного индоевропейского населения Восточной Европы. Большинство ученых придерживаются мысли, что прародина славян занимала северные склоны Карпат, долину Вислы и бассейн Припяти. Отсюда в начале VII ст. они стали расселяться во всех направлениях: на северном востоке углубились в земли угро-финнов до Оки и верхнего течения Волги; на западе их поселения достигали р. Эльбы в Северной Германии. Но наибольший поток колонизации пошел на юг, на Балканы, куда славян, как будто мощный магнит, притягивали плодородные земли, богатые города и теплый климат. Если сравнивать этот процесс с миграцией кочевников, то расселение славян являло собой медленное движение из праславянских земель, в процессе которого сохранялись связи с прародиной. Вследствие этого оно охватило большие территории. Интересной чертой этой экспансии был ее мирный характер. За исключением отдельных столкновений на границах с Византией славяне продвигались на новые земли главным образом как колонисты, а не захватчики. Однако, расселяясь, они в то же время и рассеивались. Исследования выдающегося российского ученого Алексея Шахматова доказывают, что к началу VI ст. из общего языка славян сформировались три подгруппы: западнославянская, из которой впоследствии развились такие языки, как польский, чешский и словацкий; южнославянская, из которой появились болгарская, македонская и сербохорватская; восточнославянская, что из нее развились украинский, российский и белорусский языки. В VII ст. восточные славяне сосредоточивались на правом берегу Днепра. Пытаясь установить как можно самую раннюю родословную славянского населения Украины, советские ученые отстаивают мысль, что восточные славяне (или их прямые предки - анты) были коренным населением региона. Западные же специалисты, указывая на нехватку доказательств этой теории, сходятся во мнении, что восточные славяне переселились сюда в свое время.
В течение VII и VIII ст. восточные славяне продолжали расселяться. Впоследствии они насчитывали около 14 больших племенных союзов, которые заселяли земли Украины, Белоруссии и России. Важнейшими среди них были поляне, которые жили в Центральной Украине на берегах Днепра. К другим восточнославянским племенам Украины принадлежали древляне - на северном западе, северяне - на северном востоке, уличи и тиверцы - на юге. В западной части страны жилы волыняне и дулибы. Восточнославянских поселений существовало много, хоть по размерам они были небольшими. Села строились за одну-две мили друг от друга и насчитывали от 4 до 70 деревянных домов. Каждая новая группа поселений вырастала на расстоянии 30-40 миль. В центре возводились грады, то есть укрепленные крепости, которые служили для защиты, проведения племенных собраний и культовых обрядов. Восточнославянские земли изобиловали сотнями таких обнесенных частоколом населенных пунктов. Поэтому скандинавы называли эти земли "Гардарики", что значит "страна укреплений". О политической организации восточных славян известно немного. Очевидно, они не имели верховных правителей или какой-то централизованной власти. Племена и роды, во главе которых стояли патриархи, объединяло поклонение общим богам, а важные вопросы жизни решались путем общего согласия. Хоть позже и появился класс племенной знати, или князей, социально-экономическое расслоение племени было незначительным, а земля и скот считались общей собственностью многочисленных семей. Восточные славяне были известны как стойкие и закаленные воины, способные выдерживать мороз и жару, потреблять минимум еды. Чувствуя себя неуверенно на открытых равнинах они считали лучшим воевать в лесах и буераках, где часто устраивали засады. Стойкость и выносливость были их наибольшими преимуществами как в войне, так и во время мира. Торговля у восточных славян была развита слабо. Однако в VIII ст. ей дали толчок купцы с востока и в частности арабы-мусульмане, которые стали проникать в восточнославянские земли. В обмен на драгоценные металлы, тонкие сукна, ювелирные изделия восточные славяне могли предложить традиционные плоды своей земли: мед, воск, меха, а также рабов. Последний товар арабы ценили превыше всего. Торговля эта процветала в конце VIII ст., когда в отношения с восточными славянами вошли тюркские племена хазар, которые учредили уникальную торговую империю в низовье Волги и на Каспийском побережье и позже приняли иудаизм. Некоторые славяне, в частности северяне, вятичи и поляны, были вынуждены платить хазарам дань. Все больше выходя из изоляции, восточные славяне вступали в новое важное время своей истории.
Князь Гостомысл. В середине IХ ст. Надднепрянщина в хозяйственном, культурном и политичном отношении оставалась тихой заводью. Но где-то через 150 лет она стала сердцевиной Киевской Руси - могучего политического объединения, которое быстро превращалось в одно из наиболее развитых и экономически процветающих обществ тогдашней Европы. Но начало государства было положено севернее - в Великом Новгороде, тогда еще носившем название Ладога. В то время, по сообщениям некоторых летописей, в городе правил князь Гостомысл. В данным некоторых летописей Гостомысл происходил из древнего княжеского славянского рода, восходившего к легендарным предводителям славян Славену, Вандалу и Владимиру. Отцом Гостомысла был Буривой, воевавший с варягами в Прибалтике. Вытесненный варягами из родной земли, Буривой вместе с родичами и подвластными князьями пребывал на острове в городе Бярмы. Варяги захватили Великий град и обложили тяжкой данью славян, русь и чудь. Жители Великого града обратились к Буривою с просьбой прислать им своего сына Гостомысла. Последний, придя в Великий град, захватил там власть. Одних варягов перебил, других изгнал и отказался выплачивать дань захватчикам. Он заключил с ними мирное соглашение, после чего "бысть тишина по всей земли". Гостомысл построил возле моря город, назвав его в честь своего старшего сына Выбора. Летопись характеризует Гостомысла как очень храброго человека и мудрого правителя. Соседи его боялись и посылали ему дары и дани, чтобы не воевал с ними, а собственные подданные глубоко уважали и чтили, поскольку он являлся великим правосудцем. Многие иноземные правители приходили морем и землею "вкусить его мудрости", видеть его суд, спросить у него совета. Гостомысл имел четырех сыновей и трех дочерей. Одни сыновья его погибли на войне, другие умерли собственной смертью, а дочери вышли замуж за соседних князей. И некому было унаследовать власть, но однажды во сне он увидел, как из чрева его средней дочери Умилы выросло большое и плодовитое дерево, которое покрыло весь Великий град и от плодов которого насытились все люди его земли. Гостомысл потребовал от волхвов-вещунов истолковать ему этот сон. Те заявили: сон означает, что Гостомыслу иметь наследниками сыновей Умилы, которые приведут к расцвету его землю. Пред смертью (возможно, около 844 года) Гостомысл собрал старейшин от славян, руси, чуди, веси, мери, кривичей и дреговичей, и, желая спасти новгородцев от раздоров и безначалия, рассказал им про свое сновидение и послал избранных людей "за море" - за своими внуками.
Рюрик и призвание варягов. Следуя завещанию Гостомысла, славяне новгородские, кривичи, племена веси и чуди в 862 г. отправили посольство за море, к варягам, со словами "…земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: приходити княжить и владеть нами". На зов явились, по смерти Гостомысла, Рюрик с двумя братьями - Синеусом и Трувором. "Повесть Временных лет" описывает эти события так: "В год 852... стала называться [наша земля] - Русская земля... В год 859. Варяги приходя из-за моря, брали дань с чуди, и с словен, и с мери, и с веси, [и с] кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей; брали они по белой выверице - столько от дыма... В год 862. Выгнали [чудь, словене, кривичи и весь] варягов за море, и не дали им дани, и стали сами у себя владеть. И не было у них правды, и встал род на род и было междоусобие у них, и воевать они между собой начали. И сказали они: "Поищем сами себе князя, который бы владел нами и правил по соглашению, по праву". Пошли они за море к варягам, к руси. Потому что так звали тех варягов - русь, как вот одни зовутся свеями, а вторые - норманами, англами, другие - готами, - так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Идите княжить и владеть нами". И выбралось трое братьев с родами своими, и с собой всю взяли русь". Но скоро вся власть перешла к Рюрику : "…И пришли, и сел старший, Рюрик , в Новгороде, а другой, Синеус, - на Белоозере, а третий, Трувор, - в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же - те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик , и стал раздавать мужам своим города - тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах - находники, а коренное население в Новгороде - словене, в Полоцке - кривичи, в Ростове - меря, в Белоозере - весь, в Муроме - мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик ". Хотя некоторые исследователи считают, что на самом деле никаких Синеуса иТрувора не существовало, а это был всего лишь неправильный перевод летописцем шведских терминов. Так, Б. А. Рыбаков считает, что имя "Синеус" представляет собой искаженное "свой род" (швед. sine hus), а "Трувор" - "верная дружина" (швед. thru varing). Таким образом, Рюрик приходит княжить не со своими двумя братьями, а со своим родом (в который входит, например, Олег) и верной дружиной. Власть Рюрика вскоре после прихода на княжение в Новгород простиралась уже на западно-двинских кривичей (город Полоцк) на западе, финно-угорские племена мери (город Ростов) и мурома (город Муром) на востоке. В поздней Никоновской летописи (1-я половина XVI века) сообщается о смуте в Новгороде, жители которого были недовольны правлением Рюрика. Событие отнесено к 864 году, то есть когда по Ипатьевскому списку ПВЛ Рюрик основал Новгород. Чтобы подавить смуту, Рюрик убил некого Вадима Храброго, о котором известно только то, что сказано в Никоновской летописи: "В лето 6372 … оскорбишася Новгородци, глаголюще: "яко быти нам рабом, и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его". Того же лета уби Рюрик Вадима Храброго, и иных многих изби Новгородцев съветников его". Неизвестно, сколько было у Рюрика жен и детей. Летописи сообщают только об одном сыне - Игоре. По Иоакимовской летописи Рюрик имел несколько жен, одной из них и матерью Игоря была "урманская" (то есть норвежская) княжна Ефанда. Кроме Игоря у Рюрика возможно есть и другие дети, поскольку в русско-византийском договоре 944 года упомянуты племянники Игоря - Игорь и Акун. В 879 году Рюрик умирает, оставив малолетнего сына Игоря под опекой своего военачальника и, возможно, родственника Олега.
Подъем Киева. Как и большинство больших городов мира, Киев благодарен своим возвеличиванием собственному географическому положению. Расположенный в среднем течении Днепра, он служил основным транзитным узлом на огромной территории, прилегающей к Днепру с притоками. В то же время он замечательно подходил для путешествий вниз по Днепру через Черное море вплоть до богатых городов Леванта. К тому же, расположение на границе двух географических и культурных зон - покрытых лесом равнин Севера и открытых южных степей - предопределяло достаточно большое стратегическое значение города. Поэтому оно и стало точкой столкновение и взаимодействия двух исторических тенденций. Об одной из них мы уже упоминали, а именно о постепенном объединении многочисленных разрозненных восточнославянских общин в большие племена. Каждое из них имело свою территорию, собственных вождей и защищенные крепким частоколом поселения. В авангарде этого движения были поляне, на землях которых впоследствии появится Киев. Согласно оценкам ученых, уже в VI-VII в. поляне во главе со своим полулегендарным вождем Кием образовали сильный племенной союз, который господствовал над соседними племенами и имел тесные отношения с Византией. По легенде, Киев учредил Кий с братьями Щеком, Хоривом и сестрой Лыбидью, назвав город собственным именем. Хоть наши знания о том времени достаточно туманные, все же можно допускать, что восточные славяне вообще и поляне в том числе значительно продвинулись в создании огромного политического и культурного целого, которое будет называться Киевской Русью. Еще быстрее и решительнее разворачивались другие события, которые привели к появлению на исторической сцене скандинавов. Чтобы понять это, следует в первую очередь окинуть взглядом скалистые и пустынные берега Скандинавии VIII-IХ ст., где, по неизвестным до сих пор причинам, возник невиданный демографический бум. Не находя средства к существованию на родине, многие молодые отчаянные скандинавы садились на корабли и плыли искать судьбу на чужбине. Они устраивали опустошительные набеги на страны Западной Европы, поселялись на захваченных землях Англии, Франции, Италии и Сицилии, основывая там свои королевства и княжества. Другие скандинавы, переплыв Атлантику, колонизировали Исландию, Гренландию и, что весьма возможно, достигали Американского континента. Еще другие, в частности выходцы из Швеции и острова Готланд, которых называли варягами, странствовали на юго-востоке. Сначала они оседали на берегах Балтийского моря в Альдейгъюборзии, на озере Ладога, а несколько позднее - в Новгороде на озере Ильмень. В отличие от укреплений частоколом у восточных славян варяжские поселения являли собой солидные грады-крепости, где селился князь с дружиной и семьей, а вокруг вырастали ремесленные и купеческие предместья. Торгуя с туземцами, а то и прибегает к грабежу (когда первый способ не давал результатов, как правило, применяли второй), варяги добывали меха, мед, воск и невольников. Однако они хотели больше, чем могли дать восточные славяне. Используя свои поселения как базы, варяги исследовали речные пути, которые вели на юг к большим и роскошным городам Византии и исламской цивилизации. За короткое время они освоили сеть водных путей и волоковых переправ по Волге из Балтийского моря к Каспию, которые открывали путь к Багдаду - этой многоязыковой столице исламского мира. Впоследствии появился еще более важный путь. Названный в летописях путем "из варягов в греки", он шел вниз Днепром к Черному морю и дальше на Константинополь - огромный рынок торговли с левантинскими городами и наиболее богатый город во всем христианском мире. Переселение дальше на юг, ближе в Константинополю, было для варягов лишь делом времени. Как пишется в "Повести временных лет", в 862 г. Два варяжских вожака Аскольд и Дир, оставив дружину своего князя Рюрика в Новгороде, поплыли с отрядами своих воинов вниз Днепром. Оценив прекрасное расположение Киева на высоком берегу реки, они завладели городом, а на полян, которые населяли его околицы, наложили дань. Аскольд и Дир, очевидно, быстро нажили себе богатства и силы, потому что в 860 г. осмелились вместе с подвластными им полянами напасть на Константинополь. Вскоре вести об их успехах дошли до Новгорода. И хотя Рюрик уже умер, а его сын Игорь (по-скандинавски Ингвар) был еще молодым, чтобы стать во главе дружины, Олег, который был регентом (опекуном), пока Игорь не достигнет совершеннолетия, собрал дружину из варягов, славян и финнов, взял с собой Игоря и поплыл в Киев. Хитростями выманил он на укрепления города Аскольда и Дира и, обвинив их в узурпации власти, убил. В 882 г. Олег поселился в Киеве, провозгласив его "матерью городоа русских". Так рассказывает о приходе варягов к Киеву Нестор-Летописец. Однако в результате тщательного анализа текста, проведенного разными поколениями ученых, в этом рассказе обнаружено много внутренних противоречий и слабых мест. Современных историков удивляет, почему могучий, по общему мнению, Рюрик ни разу не вспоминается в современных ему источниках. Некоторые вообще поддают сомнению сам факт существования Рюрика. Действительно могли ли такие опытные вожаки, как Аскольд и Дыр, поддаться на явный обман Олега? Был ли Олег действительно связанный с Рюриком, или, может, летописец просто пытается составить для него более благородную родословную? И чем объяснить, что регентство Олега длилось еще долгое время после того, как Игорь достиг совершеннолетия? Словом, при отсутствии данных о периоде правления Олега в других источниках трудно отличить реальность от вымысла в Несторовой версии происхождения Руси.
Первые правители Киева . Не высокими идеалами создания могучего государства или цветущей цивилизации руководствовались киевские князья: слишком уже сомнительным является то, знали ли они вообще что-то о самом понятии государственности. Скорее речь может идти об их неотступном желании добраться источников богатства. В частности, завоевывая Киев, Олег стремился объединить его с Новгородом и подчинить себе эти два главных пункта на торговом пути "в греки". Деятельность первых киевских князей в значительной мере была соединением торговли со сбором дани. Каждую весну, как только вскрывался лед на реках, дань, собранную зимой с разных восточнославянских племен, отправляли Днепром к Киеву. Здесь князья снаряжали огромный караван лодок, нагруженных мехами и невольниками, который плыл под охраной княжеской дружины к Константинополю. Путешествия те были преисполнены трудностей и опасностей. Ниже Киева приходилось преодолевать бурлящие днепровские пороги. Перейти последний, который назывался Ненасытцем, было просто невозможно, потому корабли разгружали и волочили суходолом, а это ставило караван под угрозу нападения кочевых грабителей, которые всегда караулили в тех местах.
Американский историк Ричард Пайпс проводит параллель между торговыми делами киевских варягов и такими большими коммерческими предприятиями начала новейших времен, как Ост-индская компания или компания Гудзонового залива, организованными с целью самообогащения. Для получения больших прибылей эти кампании вынуждены были обеспечивать территории, которые не имели жизнеспособной системы власти, минимальными структурами управления. "Великий князь, - пишет Пайпс, в первую очередь был купцом, деятельность которого фактически сосредоточивалась в области торговли между слабо связанными городами, чьи залоги собирали дань и обеспечивали определенный общественный порядок". Так, занимаясь грабительством и торговлей первые правители Киева превратили этот город в центр большого и могучего политического образования.
Олег Вещий (пом. 912). Мало что известно об этом первом исторически зафиксированном правителе Киева. Остается непонятным, принадлежал ли он к династии Рюриковичей, был ли самозванцем, которого Нестор-летописец через несколько веков приписал к этой династии. Но не подлежит сомнению то, что Олег был талантливым и решительным правителем. Завоевав в 882 г. Киев и покорив себе полян, он силой распространил свои владения (то есть право собирать дань) на соседние племена, важнейшим из которых были древляне. ьЭто втянуло его в войну с хазарами, которая закончилась тем, что Олег разрушил хазарские порты на Каспии. В 911 г., находясь в апогее могущества, он во главе большого войска напал на Константинополь и ограбил его. И все же, "Повесть временных лет", наверное, преувеличивает его подвиги, утверждая, что вроде бы он прибил на главных вратах греческой столицы свой щит. Однако похоже, что Олег осуществлял на Византию ощутимое давление, если греки должны были пойти на заключение очень выгодного для Киевского князя торгового соглашения.
Игорь Рюрикович. (912-945). Игорь княжил не так удачно, как его предшественник Олег. По обычаю правителей Киева, с начала своего княжения Игорь утверждал свою власть над подчиненными племенами. Первыми против него восстали древляне и уличи. Несколько лет изнурительных походов пошли у него на то, чтобы опять заставить бунтарей платить дань. Лишь после возобновления власти в своих землях Игорь смог взяться за широкомасштабные далекие походы - торговые или тоже грабительские - наподобие тех, что проводил Олег. Когда в 941 г. распалось мирное соглашение с Византией, заключенное Олегом, Игорь пошел в морской поход на Константинополь. Для него он закончился катастрофой. С помощью горючей смеси, которая называлась "греческим огнем", византийцы сожгли флот русичей, принудив Игоря к поспешному бегству. Вследствие этого в 944 г. Он должен был заключить очень невыгодное соглашение с византийским императором. В тот же год Игорь попытал счастье на востоке, и здесь ему больше повезли. Большое русское войско идя Волгой, ограбило богатые мусульманские города на Каспии и с добычей вернулось в Киев. Княжение Игоря закончилось, как и началось, восстанием древлян. Раздраженные частыми походами за данью, древляне организовали засаду, в которой и погиб Игорь со своей небольшой дружиной.
Ольга (945-962). Авторы "Повести временных лет" были, без сомнения, благосклонны к Ольге (по-скандинавски Хельга) - жене Игоря и регентше в пору несовершеннолетия их сына Святослава. Они часто описывают ее как красивую, энергичную, хитрую и прежде всего мудрую правительницу. Но наибольший комплимент делает этой женщине летописец-мужчина, сообщив читателю о ее "мужском уме". Восхваления, которыми щедро осыпали Ольгу монахи-летописцы, отчасти можно объяснить тем, что в 955 г. она приняла христианство. Но даже без этих благосклонных повествований Ольга осталась бы выдающейся правительницей. Во времена, когда месть была абсолютной моральной обязанностью, Ольга быстро и жестоко отомстила древлянам за мужа. Вместе с тем она понимала, что необходимо изменить произвольный и беспорядочный способ сбора дани, который стал причиной смерти Игоря. Поэтому Ольга провела впервые в Киевской Руси "реформы", четко устанавливая земли, с которых через определенные промежутки времени должно было собираться отмеченное количество дани. Она также следила за тем, чтобы ее подчиненные не лишались всех средств к существованию и, следовательно, могли опять платить дань. Закрепив за княжеской казной исключительные права на богатых пушным зверем земли, Ольга таким способом обеспечила себя постоянным притоком прибылей. Чтобы лучше знать свои необозримые владения, Ольга часто путешествует по всем большим городам и землям. Во внешней политике она отдает преимущество дипломатии перед войной. В 957 г. Ольга едет в Константинополь для переговоров с византийским императором. Хоть в летописях идет речь о том, как она перехитрила императора, по другим источникам переговоры оказались не очень удачными. Но уже то, что самый могучий правитель христианского мира вообще согласился встретиться с Ольгой, свидетельствует о растущем значении Киева.
Святослав (962-972). Отважный и пылкий, прямолинейный и суровый, Святослав был в первую очередь князем-воином. Грушевский называл его казаком на престоле, а его бурное княжение метко описывал как большую авантюру. Непрерывно воюя, Святослав любил грандиозные и славные дела. Его славянское имя, варяжское воспитание, кочевой образ жизни, отражали сочетания европейского и азиатского начал. Его правление ознаменовало апогей ранней героической страницы в истории Киевской Руси. В 964 г. двадцатидвухлетний честолюбивый Святослав начинает войну на востоке. Его непосредственной целью является подчинение вятичей - восточнославянского племени, которое обитало на р. Ока, на землях, откуда происходят современные россияне. После этого, плывя вниз по Волге, он громит Волжских булгар. Это приводит к острому столкновению с могучими хазарами. В кровопролитной битве Святослав наносит поражение Хазарскому каганату и стирает с лица земли его столицу Итиль на Волге. После этого он отправляется на завоевание Северного Кавказа. Эти славные походы имели далеко идущие последствия. Завоевание вятичей распространило власть Киева на всех восточных славян, а также открыло для славянской колонизации северо-восточные земли, которые сегодня входят в состав России. Разгромив хазар, Киев устранил своего соперника в борьбе за гегемонию в Евразии, поставив под контроль Руси Великий торговый путь Волгой. Однако был в упадке хазар и негативный аспект: вместе с ними исчез тот буфер, который не давал кочевникам с востока, таким как печенеги, проникать в украинские степи. Во второй половине своего княжения Святослав полностью сосредотачивает внимание на Балканах. В 968 г. он соглашается помочь византийцам в войне с могучим Болгарским царством. Во главе огромного войска он врывается в Болгарию, уничтожает своих противников и овладевает богатыми придунайскими городами, выбрав себе опорным пунктом город Переяславец. Святослава так глубоко поразили богатства этого края, что лишь угроза нападения печенегов на Киев заставила его вернуться в свою столицу. Но как только угроза минула, Святослав, которому теперь принадлежали земли от Волги до Дуная, сказал: "Не нравится мне жить в Киеве. Хочу жить я в Переяславце на Дунае, потому что то есть середина земли моей, ведь там все добра сходятся: из греков - паволоки, золото, вина и овощи разные, а из чехов и из угров - серебро и кони, из Руси же - мех и воск, и мед, и дворня". Следовательно, посадив своего старшего сына Ярополка в Киеве, среднего сына Олега - у древлян, а младшего, Владимира - в Новгороде, Святослав возвращается в Болгарию. Обеспокоенная новым агрессивным соседством, Византия выступила против Киевского князя и после длительных и жестоких столкновений заставила его отступить. По дороге к Киеву около днепровских порогов на распыленные силы русичей напали печенеги и убили Святослава. "Повесть временных лет" повествует, что печенежский хан приказал сделать из его черепа кубок. Так закончились славные дела Святослава
Киев в зените славы. Рассказывая о походах и завоеваниях, следует также сказать, насколько большим было влияние Киевских князей. Установить географические пределы Киевской Руси можно лишь приблизительно. Они охватывали почти все населенные восточными славянами земли (позже были потеряны территории на Нижней Волге, Северном Кавказе и в Болгарии, завоеванные Святославом). Однако власть первых Киевских князей в разных частях их владений была ограниченной и неодинаковой силы. Примитивная политическая организация, слишком большие расстояния, значительная отчужденность стали преградой на пути образования какого-то объединенного политического целого. Если не принимать во внимание периодические походы за данью, первые Киевские князья имели очень ограниченные контакты и влияние на подвластные им племена, особенно те, которые жили вдалеке от главных городов и поселений. Относительно же княжеских прав собирать дань, то они обеспечивались исключительно грубой силой, на которую была в состоянии княжеская дружина, которая сначала набиралась из варягов. Между князем и дружиной, которые делились как опасностями, так и добром, добытым в походах за данью, возникали личные, непосредственные и взаимозависимые отношения, которые были основой политической организации раннего Киевского государства. Да, в походах за данью и в попытках подчинить себе торговые пути к далеким странам князья с их дружинами менее чем за сто лет создали огромное и могучее объединение - Киевскую Русь.
После смерти Святослава Киевская Русь в первый раз испытала того, что впоследствии разовьется в хроническую изнурительную политическую болезнь: дрязги между членами династии Рюриковичей за верховную власть в стране. В столкновении, которое вспыхнуло за право собирать дань, Ярополк убил своего брата Олега. Побаиваясь, что его тоже постигнет такая судьба молодой Владимир убежал из Новгорода в Швецию. Через несколько лет он вернулся во главе больших варяжских сил и начал войну с Ярополком, в которой тот нашел свою смерть.
Владимир Великий (980-1015). Взошедши на киевский престол в 980 г. и сосредоточивши в своих руках неделимую власть, Владимир (по-скандинавски Вальдемар) заложил основу новой эры в истории Киевской Руси. Неугомонные варяжские князья уже не смотрели на Русь лишь как на арену последующих завоеваний или край, который можно лишь эксплуатировать. Владимир внедрил далеко более конструктивный подход к управления государством. В отличие от предшественников в центре его внимания было, в первую очередь, благосостояние владений, а не захватывание земель и сбор дани. Собственно при его княжении Русь начала возвышаться как целостное общество и государство. Правда, в начале правления Владимир, казалось, мало чем отличался от предшественников. Он одаривал свою многочисленную дружину, поддерживал традиционные языческие культы, ходил на непокорных вятичей и распространил свою власть на радимичей. Как и его отец, Владимир посадил собственных сыновей (имел он 12 законных сыновей) по большим городам и землям своих владений. Так он отстранил от власти местных князей, сосредоточив ее исключительно в руках своей династии. Когда его варяжская дружина стала требовать больших вознаграждений, Владимир устроил так, чтобы она перешла на службу к византийцам. Вместо далеких походов Владимир сосредоточился на защите собственных границ. Чтобы противостоять угрозе печенегов, он построил разветвленную сеть укреплений а также новые города к югу от Киева. Опять, в нарушение традиции предшественников, он обратил взгляд на запад и прибавил к своим владениям земли современной Западной Украины, тем самым положив начало длительному соперничеству с поляками за этот регион. Он также заставил литовских ятвягов признать его верховенство. Владимир установив в целом дружеские отношения с поляками, мадьярами и чехами. В основе этой новой западной ориентации лежало его стремление подчинить себе главные торговые пути на запад, а также пролагать другие пути на Константинополь. В результате этих территориальных приобретений владения Владимира стали наибольшими в Европе, охватывая около 800 тыс. кв. км. Самым главным достижением Владимира было, без сомнения, внедрение на его необозримых землях христианства. Понимая, что Киевская Русь уже пережила свою традиционную языческую анимистическую религию, он стал задумываться над тем, чтобы найти более утонченные способы выражения духовных, социальных и политических стремлений общества. Если провести аналогию с современностью, он попал в положение главы одной из держав "третьего мира", который стремится ускорить модернизацию своей страны и, следовательно, вынужденный выбрать какую-то одну из двух ведущих идеологий наиболее развитых обществ мира - капитализм или социализм. Для Владимира этими двумя высокоразвитыми системами веры, которые попали в поле его зрения, были христианство и ислам, то есть религии тех стран, с которыми Русь имела и пыталась удержать наиболее тесные торговые и политические отношения. Хоть в "Повести временных лет" рассказывается, как посланцы Руси отбросили ислам из-за того, что он запрещал употреблять алкогольные напитки, и вроде бы остановили выбор на христианстве из Византии, которое роскошными религиозными обрядами вызывало восторг. В действительности же, за выбором Владимира стояли конкретные политические и экономические факторы. Как свидетельствует крещение Ольги, христианство уже пустило корни в Киеве. Соседство Руси с христианизированными болгарами и новообращенными поляками и венграми лишь ускорило этот процесс. Однако принятие христианства и именно его византийской разновидности, в первую очередь, объяснялось политическими причинами. В 987 г. за оказанную Византийским императорам помощь в подавлении восстания Владимир стал требовать выдать за него их сестру Анну. Побаиваясь, что согласие на брак с "варваром" покачнет престиж императорской династии, византийцы всячески пытались поправить положение, добиваясь от Владимира принять христианство. Но даже после крещения Владимира в 988 г. они делали попытки оттянуть брак. И все же после того, как русичи завоевали в Крыму византийский город Херсонес (Корсунь), брак, наконец, состоялся. В 988 г., стремясь как можно скорее окрестить свой народ, Владимир, приказал привести толпы киевлян к притоку Днепра р. Почайне и там всех вместе окрестить. Невзирая на сопротивление людей, ломались языческие идолы, а вместо них строились христианские церкви. Церковь, организационные структуры и служители которой были полностью заимствованы и привезены из Константинополя, не только получила широкие привилегии и автономию, на ее потребности поступала, кроме того, десятая часть княжих доходов. В результате этих нововведений значительно вырос престиж Владимировой династии, связанной теперь со славным домом византийских императоров. Теснее становились отношения Владимира, который теперь принадлежал к христианской "семьи правителей", с другими монархами. Принятие христианства имело позитивные последствия и для внутренней жизни страны. Поскольку учение византийской церкви поддерживало монаршее право на власть, Киевские князья нашли в ней ту идеологическую опору, которой раньше не имели. К тому же церковь с ее сложной внутренней организацией знакомила Киевских правителей с новыми моделями управления. А в самом обществе Киевской Руси появилось активно действующее учреждение, которое не только обеспечивало неизвестное ранее духовное и культурное единение, но и оказывало огромное влияние на культурную и хозяйственную жизнь. Вообще говоря, благодаря эпохальному выбору Владимира Русь стала связанной с христианским Западом, а не с исламским Востоком. Эта связь обусловила ее невиданное историческое, общественное и культурное развитие. Трудно переоценить то, что христианство пришло в Киев не из Рима, а из Византии. Впоследствии, когда состоялся религиозный раскол между этими двумя центрами, Киев стал на сторону Константинополя, отбросив католицизм. Так была заложена основа будущих ожесточенных конфликтов между украинцами и их ближайшими соседями католической веры - поляками.
Ярослав Мудрый (1034-1054). Смерть Владимира повлекла за собой новую братоубийственную войну между Рюриковичами. При поддержке поляков старший сын Владимира Святополк (летописцы часто называют его "Окаянным") напал на своих младших братьев Святослава, Бориса и Глеба, и убил их. Двух последних, молодых и особенно популярных в народе, православная церковь причислила к лику святых. Подражая отцу, другой сын Владимира, Ярослав, из Новгорода, в 1019 г. с помощью большого варяжского войска разбил Святополка. Однако победа эта не дала ему полной власти. На Ярослава пошел войной его брат Мстислав Храбрый, и, чтобы избежать кровопролития, они согласились разделить владения между собой. Оставаясь в Новгороде, Ярослав получал все земли к западу от Днепра, в то же время земли на восток отходили к Мстиславу, который перебрался из Тмутаракани в Чернигов. Киев - этот чрезвычайно важный для обеих князей город - оставался ничейным. Только после смерти Мстислава в 1036 г. на Киевский престол сел Ярослав, который стал единственным правителем Руси. Длительное княжение Ярослава принято считать апогеем могущества Киевской Руси. Он развил и усовершенствовал многое из того, что начал Владимир. Как и его отец, Ярослав продолжал расширять границы своих и без того огромных владений: он отвоевал на западе земли, захваченные поляками в период внутренней смуты, покорил новые прибалтийские племена и наконец разгромил печенегов. В результате этих завоеваний владения Ярослава протянулись от Балтийского до Черного моря и от р. Оки к Карпатским горам. Однако его военные достижения затмил неудачный поход на Константинополь, который, кстати, был последней войной русичей против Византии. Киев поддерживал с Константинополем, в целом, дружественные взаимоотношения. В средневековой Европе признаком престижа и могущества династии была готовность других ведущих династий вступить с ней в брачные связки. По этому принципу престиж Ярослава и в самом деле должен был быть большим. Жена его была шведской принцессой, одну из его сестер взял за себя польский король, другую - византийский царевич; трое его сыновей вступили в брак с европейскими принцессами, а три дочери вышли замуж за французского, норвежского и венгерского королей. Не удивительно, что историки часто называют Ярослава "тестем Европы". Однако его громкая слава опиралась, прежде всего, на достижение во внутренней политике. Благодаря его поддержке быстро росла церковь. Учреждались монастыри, которые превращались в ячейки культуры, население становилось все урбанизированным и более образованным. Особенно прослыл князь строительством церквей. Во временах его правления "златоверхий" Киев изобиловал свыше 400 церквами. Наибольшим бриллиантом в этой короне был собор Святой Софии, возведенный наподобие храма Софии в Константинополе. Свидетельством княжеского попечения о церкви стало то, что в 1051 г. он в первый раз назначил Митрополитом Киевским русина Иллариона. Некоторые историки рассматривают это как отрицание Киевом церковнго верховенства Константинополя. Однако, признавая факт поражающего развития русской церкви, большинство ученых, утверждают, что Патриарх Константинопольский все же хранил верховенство над киевским митрополитом. Но достижением, с которым чуть ли не теснее всего связывается имя Ярослава и за которое его прозвали Мудрым, стал свод общепринятых в те времена законов в единую "Русскую Правду", которая стала правовым кодексом всей страны. В ней существующие законы не только систематизировались, но и кое-где изменялись, что свидетельствовало о возрастающем беспокойстве правителя о жизни его подданных. Так, кровная месть заменялась денежной компенсацией, которую устанавливал князь или его наместники. Этот и другие примеры подтверждают то, что со времени первых контактов восточнославянских племен с агрессивными воинами-купцами из Скандинавии общество Киевской Руси все более совершенствовалось, обогащалось, урбанизировалось. Незадолго до смерти Ярослав попробовал решить проблему, которая терзала его и его отца Владимира, а именно - как предотвратить междоусобную борьбу за Киевский престол, которая, как правило, разгоралась после смерти князя между его сыновьями. В разделе земель и политической власти он применил принцип старшинства в пределах семьи. За старшим сыном Изяславом Ярослав закреплял Киев и Новгород с окружающими территориями; второму - Святославу - отдавал Чернигов, третьему, Всеволоду, - Переяслав; четвертому, Вячеславу, - Смоленск, а младшему, Игорю, - Владимир-Волынский. Как только в каком-то из этих княжеств освобождался престол, каждый брат, по замыслу Ярослава, восходил на ступень выше, пока каждый по очереди не достигал вершины всей системы - Киевского престола. Предоставляя таким образом каждому сыну возможность править в Киеве, Ярослав надеялся избежать ожесточенных семейных дрязг, в которые он когда-то был втянут. Хотя некоторое время система ротации власти действовала преимущественно благодаря сотрудничеству между тремя старшими сыновьями - Изяславом, Святославом и Всеволодом, очень скоро она столкнулась с рядом препятствий. Самым серьезным было то, что идея ротации власти противоречила другому глубоко укорененному принципу - наследования от отца к сыну. Сыновья некоторых умерших князей стали добиваться права занять место своих родителей и не желали уступать перед дядями. Вследствие этого характерной чертой послеярославового века стали ожесточенные столкновения между племянниками и дядями. К тому же, с увеличением числа князей дрязги все более разгорались. В добавление к растущим социальным спорам, в 1068 г. киевляне, неудовлетворенные правлением Изяслава, выгнали его, посадив вместо него его племянника Всеслава. И хотя с помощью поляков Изяслав вернулся и укротил повстанцев, события в 1068 г. стали вехой в истории, ознаменовав собой первую документально засвидетельствованную "революцию" на земле Руси. К тому же, над украинскими границами опять нависла давняя угроза из степи, чтобы в этот раз долго терзать Русь. Кочевые племена половцев (куманов), более могучих чем печенеги, совершили ряд нападений, опасно близко подходя к Киеву и делая невозможным движение торговых караванов по Днепру. Вина за некоторые из этих набегов лежала на самих князьях. Будучи не в состоянии собственными силами собрать достаточно сильное войско, немало молодых князей, лишенных права наследования в системе ротации власти (их называли изгоями), в борьбе с соперниками звали себе на подмогу половцев.
Владимир Мономах (1113-1125). Все же, невзирая ни на что, Русь смогла найти в себе силы преодолеть смуту. На арену выходит новый выдающийся деятель - Владимир Мономах, сын Великого князя Всеволода (титул Великих князей Киевские правители присвоили себе в XI ст.). Еще до того как взойти на Великокняжеский престол он сыграл выдающуюся роль в возобновлении порядка в стране. Мономах стал одним из организаторов встречи самых влиятельных князей в Любече под Киевом в 1097 г., которые искали, хотя и безуспешно, возможность прекратить братоубийственные свары, предлагая внедрить в большинстве княжеств систему наследственного престолонаследия. Однако никакого компромисса не удалось достичь относительно самого Киева, который так и оставался яблоком раздора. Громкую славу и популярность завоевали Владимиру Мономаху его победоносные походы на половцев. Пересказывают, будто Мономах 83 раза объединил силы с другими князьями и, мобилизовав население, выступал против них и уничтожил 200 половецких вождей. Особенно удачными были походы 1103, 1107 и 1111 гг. Они стали самыми славными страницами в длительной борьбе Киева со степными кочевниками. Свидетельством популярности Владимира Мономаха было то, что после смерти его отца киевляне восстали, требуя, чтобы Мономах занял Великокняжеский престол, хоть он и не был непосредственным наследником. И только когда 60-летний Мономах дал согласие стать Великим князем, восстание прекратилось. Силой своего огромного авторитета новому правителю удалось объединить большинство распорошеных русских земель. С тех пор уже никогда на Руси не будет господствовать такие единство и согласие, как при Мономахе. Его также тревожили растущие социальные противоречия среди подданных. Возобновив порядок в расколотом восстанием Киеве, он завоевал себе поддержку бояр и богатых купцов. Он прислушивался к жалобам низших слоев, систематизировав в своем правовом кодексе их права и обязанности, благодаря чему еще больше выросла его популярность в народе. Свидетельством того, насколько серьезно воспринимал Мономах общественные проблемы, есть слова совета, с которыми он обратился к сыновьям незадолго до смерти: "А превыше всего не забывайте убогих... и не давайте сильным погубить человека... Также и бедного смерда, и убогую вдовицу не давал я сильным обидеть". Сыну Владимира Мономаха Мстиславу все же удалось удержать вместе русские земли и хранить власть над все большим числом князей. Но он был последним Киевским правителем, которому это было еще по силам. Его смерть в 1132 г. Обозначила конец исторического периода, в котором Киев играл роль основного центра русских земель и положила начало периоду политической раздробленности.
Упадок Киева. Политическая раздробленность. Не вызывает удивления то, что через сравнительно короткий период созданное первыми киевскими правителями объединение земель начало распадаться. Аналогичная судьба постигла другие средневековые империи Европы, в частности государство Карла Великого. Этим огромным, хотя и примитивным, политическим образованиям просто не хватало соответствующих технических средств и организационных структур для того, чтобы удерживать обширные территории в течение длительного времени. На Руси Рюриковичи через членов своей разветвленной династии обеспечивали по крайней мере видимое единство земель. Хоть это длилось ровно столько, сколько между князьями было согласие относительно того, кто среди них самый старший и, следовательно, имел право на верховную власть. При нарушении такого единодушия резко ослабевали родовые и личные узы между разными княжествами. Однако существовал еще один аспект проблемы политической раздробленности. С победой принципа наследственного престолонаследия (вотчины) над системой старшинства или ротации Ярослава Мудрого княжеские роды все глубже пускали корни в своих отчих землях, для них все очевиднее становился тот факт, что их будущее связано с владением уделом, а не с Киевом, за который продолжалась непрерывная борьба. В течение XII ст. возникло от 10 до 15 таких княжеств-уделов, крупнейшими из которых были Галицко-Волынское, Владимиро-Суздальское, Новгородское, Черниговское и Смоленское. Каждое имело независимый политический, экономический и даже культурный статус. В результате этого Киевская Русь постепенно превратилась в целое со многими центрами, связанными общими религиозными и культурными традициями, династическими узами. Однако центры эти были в значительной мере самостоятельными и часто враждовали между собой. С отделением новых и новых княжеств богатства, население и земли Киева уменьшились до такого уровня, что им почти не уступали другие княжества. Собственно тогда город Киев с прилегающими территориями стал называться "Русской землею" - в узком понимании слова. Но не взирая ни на что, Киев оставался лакомым куском. Тот, кто завоевывал его, не только гордился престижем правителя "матери городов русских", но и мог претендовать на верховенство в династии Рюриковичей. Поскольку в Киеве жил митрополит и находились главные храмы и монастыри, он оставался нерушимым культурным и религиозным, если не политическим, центром всей Руси. Даже с уменьшением своего населения и территорий Киев с близлежащими землями оставался одним из наиболее развитых и густонаселенных княжеств на всей Руси. Однако преимущества Киева были в то же время и его несчастьями. Продолжались нестихающие дрязги между князьями за город. Украинский историк Стефан Томашевский подсчитал, что между 1146 и 1246 гг. 24 князя 47 раз правили в Киеве. Из них один семь раз занимал престол, пять князей правили по три раза каждый, а восемь - по два раза. Характерно, что 35 княжений длились менее года каждое. Один князь по-своему подошел к проблеме Киева. Побаиваясь потерять власть над завоеванным Киевом, а также пытаясь не допустить, чтобы город затмевал его собственные растущие владения на северном востоке, Владимиро-Суздальский князь Андрей Боголюбский, этот предшественник московских князей, в 1169 г. напал на Киев и дико разграбил его. Город так никогда уже не достиг прежнего величия.
Экономический застой. Рядом с политическими проблемами существовали и хозяйственные. Как мы уже убедились, расположение Киева на Великом торговом пути "из варяг в греки" играло важную роль в его подъеме. С конца XI ст. значение этого пути начало уменьшаться. Это имело гибельные последствия для экономики Киева. Предприимчивые итальянские купцы, обходя Киев, установили прямые связи между Византией, Малой Азией и Ближним Востоком, с одной стороны, и Западной Европой - с другой. Кроме того, русским князьям, которые воевали между собой, трудно было защитить путь по Днепру от набегов кочевников. В 1204 г. торговые связи Киева испытали новый удар, когда во время крестового похода был разграблен Константинополь. В то же время вступил в период стремительного упадка цветущий когда-то Аббасидский халифат со столицей в Багдаде. Вследствие этого Киев потерял двух самых значительных партнеров в торговле. Эти экономические беды заострили и без того напряженные отношения между богатым и бедным населением города, часто приводя к социальным взрывам. Со всей очевидностью величественная когда-то столица Руси политически, экономически и социально приходила в упадок.
Монголо-татары. Настоящей Немезидой для Киева были его давние враги - кочевники. Однако самый тяжелый удар нанесли Киеву не половцы, поскольку после десятилетий упорной и изнурительной для обеих соперников борьбы русские княжества установили с этими племенами постоянные отношения, а некоторые русские князья даже вступали в брачные связи с представителями половецкой знати. Сокрушительный удар нанесли Киеву монголо-татары. Хотя происхождение монголо-татар еще не установлено окончательно, известно, что в XII ст. они кочевали в пограничных землях Китая. Почти всю свою силу и энергию они тратили на межплеменные и родовые конфликты за убогие пастбища. В последние десятилетия XII ст. среди них появляется чрезвычайно одаренный вождь Темучин (в 1206 г. Он выбрал себе высокий титул Чингисхана, то есть хана над ханами), который достиг неслыханного: прибегая к силе и политическим интригам, он объединил враждующие племена, заставив их признать свою абсолютную власть. Следующим его шагом стало направление военной силы и агрессивности этих племен против соседних не кочевых цивилизаций. Монголо-татарские войска, которые никогда не были многочисленными (максимально от 120 до 140 тыс. воинов), зато чрезвычайно подвижными, хорошо организованными и блестяще управляемыми, сначала покорили Китай, Среднюю Азию и Иран. В 1222 г. Монголо-татарский отряд перешел Кавказ и напал на половцев. Половецкий хан Кобяк обратился за помощью к нескольким русским князям, которые поддержали его. В 1223 г. объединенные русско-половецкие силы встретились у реки Калки с монголо-татарами и в жестокой битве потерпели страшное поражение. Но монголы, слишком распылив свои силы, решили не пользоваться этой победой и повернули назад, домой. Русские князья быстро забыли этот катастрофический случай, опять погрузившись во внутренние дрязги. Однако в 1237 г. на границах Руси появилось сильное монголо-татарское войско во главе с внуком Чингисхана Батыем. Огнем и мечом разрушило оно города Рязань, Суздаль и Владимир, а в 1240 г. дошло до Киева. Хотя местный князь Михаил убежал, горожане во главе с воеводой Дмитрием, которого послал Даниил Галицкий, решили обороняться от нападающих. Осада города была длительной и жестокой, и даже когда монголо-татары преодолели городские стены, бои продолжались за каждую улицу и за каждый дом. Наконец в начале декабря 1240 г. Киев упал под ударами монголо-татар.

 Историки часто делят политическую историю Киевской Руси на три периода. Первый период - быстрого роста - охватывает почти 100 лет - с 882 г., когда на престол в Киеве сел Олег, и до смерти Святослава в 972 г. Базируясь в выгодно расположенном в стратегическом плане Киеве, варяжские князья подчинили себе важнейшую торговую артерию по Днепру - "путь из варягов в греки", покорили восточнославянские племена и уничтожили своих основных соперников в этом регионе. Так было создано огромное хозяйственное и политическое объединение, способное и готовое бросить вызов могучей Византийской империи. Второй период охватывает княжение Владимира Великого (980-1015) и Ярослава Мудрого (1034-1054), это было временем укрепления Киевом своих завоеваний и достижение им вершины политического могущества и стабильности, экономического и культурного расцвета. В противовес территориальному росту предыдущего периода здесь преобладает внутреннее развитие. Все более ощутимым становится законопорядок. Чрезвычайно важным было внедрение христианства, которое принесло новую культуру и в корне изменило мировосприятие и самовыражение населения Киевской Руси. Последний период характеризуют бесконечные разрушительные княжеские дрязги, растущая угроза нападений кочевых племен и экономический застой. Некоторые историки доказывают, что все эти беды пришли вскоре после смерти Ярослава Мудрого в 1054 г. Другие склонны видеть начало упадка после княжения последних удачных правителей Киева - Владимира Мономаха (1113-1125) и его сына Мстислава (1125-1132). Так или иначе, когда князь Суздальский Андрей Боголюбский в 1169 г. захватил и разорил Киев, а затем решил оставить его, вернувшись в свои Северо-Восточные земли, стало очевидным, что политическое и экономическое значение Киева сильно понизилось. Окончательное разрушение Киева монголо-татарами в 1240 г. ознаменовало собой трагический конец Киевского периода истории Украины.

  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv

Хто зараз на сайті

На сайті 118 гостей та відсутні користувачі

Відкритий лист