Інститут Україніки

Головне меню

Карта проїзду

 

ТАЛАНТЛИВЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ, ЧЕЛОВЕК ЧЕСТИ И ДОЛГА
О заместителе начальника Генерального штаба
генерал-лейтенанте
Евгении Андреевиче Евстигнееве

50 лет суровой боевой и ратной службы прошло в строю: тяжелые годы Великой Отечественной и тревожные годы «холодной войны», смена четырех, непохожих друг на друга, профессий. Все это за плечами одного из талантливых руководителей и организаторов 'Ракетных войск, Вооруженных Сил в целом — Евгения Андреевича Евстигнеева, прошедшего путь от курсанта до генерал-лейтенанта, заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР.

После окончания Военной академии Генерального штаба Е. А. Евстигнеев был назначен на должность начальника отдела межконтинентальных ракет (МКР) в составе Оперативного  управления Главного штаба РВСН, работа которого направлялась на­чальником управления А. Я. Поповым и начальником Главного штаба Ракетных войск М. А. Никольским. Перед отделом МКР стояло множество задач. Одна из важнейших состояла в выборе районов для строительства боевых ракетных комплексов (БРК),  вооруженных межконтинентальными ракетами. Начальник отдела с присущей ему энергией взялся за дело. Под руководством Е. Евстигнеева обследовались огромные территории СССР: Урал, Сибирь, Забайкалье, Дальний Восток, средняя полоса. Для  работы  использовались всевозможные виды транспорта. Начиналось обследование, как правило, с облета района на самолетах. Затем район обследовался непосредственно на местности, куда приходилось часто добираться по бездорожью.

Отдел МКР проводил анализ характеристик возможных позиционных районов базирования, руководил подготовкой рекогносцировочных экспедиций и их работой непосредственно в наме­ченных районах. Экспедиция готовилась в составе 25—30 человек и включала специалистов по всестороннему изучению местности, изысканию источников воды, энергии, а также геологов, геофизиков, энергетиков, топогеодезистов и строителей. Возглавлял экспедицию, как правило, старший офицер из управления военного округа, его заместителем был подготовленный офицер-ракетчик, выделенный из частей РВСН. Работы проводились со строгим соблюдением режима секретности.

Отдел МКР (впоследствии направление) руководил рекогно-сцировочно-изыскательскими работами экспедиций практически повседневно. В этих целях начальник отдела Е. А. Евстигнеев и его заместители В. Алексеев, А. Дмитриев, А. Козин регулярно выезжали на места, контролировали ход работ экспедиций и оказывали при необходимости помощь, как через командующего войсками военного округа, так  и через центральные организации.

По завершении работы экспедиций и рассмотрении в Генеральном штабе ВС СССР представленных материалов они утверждались командующими войсками военных округов. Нередко на места выезжали представители главкома РВСН: генералы В. Ф. Толубко, А. С. Буцкий, А. Я. Попов. При этом их обязательно сопровождал Е. А. Евстигнеев, хорошо знавший материалы всех проведенных работ. Весьма трудоемким процессом был отвод местными органами власти земельных участков под строительство боевых ракетных комплексов. Чтобы решить этот сложный вопрос, приходилось в обкомы и крайкомы выезжать лично главнокомандующему Ракетными войсками. В этом случае его также сопровождал Евстигнеев. Благодаря четко организованной работе материалы экспедиций представлялись своевременно, что благоприятно сказывалось на подготовке базы строительства, монтаже и вводе в эксплуатацию БРК с постановкой пусковых установок МКР на боевое дежурство.

В 1963 году отдел МКР, как наиболее важное подразделение Оперативного управления ГШ РВ, был переименован в направление МКР. Е. А. Евстигнеева неоднократно заслушивали глав­нокомандующий и Военный совет РВСН, и всегда его доклады отличались четкостью и обоснованностью. Направлению МКР необходимо было обеспечить своевременный ввод в эксплуатацию боевых комплексов. Работы были крупномасштабные, БРК дивизий строили сотни заводов, на это тратились огромные производственно-финансовые и научные силы. Не всегда своевременно выполнялись планы и графики на отдельных этапах строительства. Е. А. Евстиг­нееву и офицерам его направления часто приходилось бывать в командировках, разбираться с разного рода нестыковками и там, где было нужно, решительно вмешиваться и наводить порядок. Для более оперативного руководства строительством БРК на каждый объект назначался представитель ЦК КПСС и Министерства обороны, которые имели большие права, осуществляли контроль за графиком строительства, своевременностью поступления оборудования со всех заводов, подчиненных различным министерствам.

Работами по непосредственному вводу БРК в эксплуатацию руководила государственная комиссия во главе с заместителем командующего войсками военного округа. БРК после приема в эксплуатацию становился на опытно-боевое дежурство.

Одновременно со строительством шло формирование ракетных дивизий, их обустройство, обучение. Как правило, личный состав полков принимал участие в монтаже и отладке оборудования. Перед заступлением на боевое дежурство у личного состава принимались зачеты по знанию техники и умению работать на ней, определялась готовность к эксплуатации всего сложного комплекса БРК. Часто боевые расчеты проходили стажировку на полигонах. Комиссиями по постановке полков на дежурство руководили Е. Евстигнеев и офицеры направления А. Пименов, Ю. Пичкур, А. Дмитриев, В. Литвиненко, Г. Болотный и другие. Всем им надо было быть универсалами, понимать методику строительства, монтажа, наладки сложнейшего оборудования, разбираться в работе боевого расчета, заступающего на боевое дежурство. Не все шло гладко, приходилось вступать в споры с разными инстанциями и служ­бами, доказывать государственную важность работ. Во взаимоотношениях с руководителями, да иногда и с главкомом у Е. А. Евстигнеева случались неприятные моменты. Его настойчивость не всегда находила взаимопонимание. Коллеги по работе предупреждали, чтобы он не зарывался. Однако начальник направления не мог во вред делу под всех подстраиваться. Прежде всего — дело, государственный подход при его решении. Эти принципы глубоко проникли в сердце, и он не боялся, что за отстаивание правды может крепко пострадать.

1962 год был годом серьезных испытаний для РВСН. В период Карибского кризиса все соединения МКР были приведены в повышенную боевую готовность с постоянным нахождением личного состава на боевых постах. Длительное несение боевого дежурства при неустроенном быте и отсутствии жилья вызвало недовольство у некоторой части офицерского состава и их семей. В то время в РВСН, как и в других видах Вооруженных Сил, строили прежде всего боевые объекты, а вопросы жилья, питания, культурного досуга решались во вторую очередь. Офицерские семьи нередко размещались в ближайших деревнях, платили за жилье значительную часть своих окладов. Неустроенность жизни, особенно младших офицеров, и привела к недовольству.

В 1962 году по решению главкома Маршала Советского Союза С. С. Бирюзова под председательством Е. А. Евстигнеева была направлена комиссия для проверки боевой готовности и состояния дел в ракетной дивизии Д. Агеева, откуда поступило наибольшее количество жалоб. В ходе работы комиссия выявила большое количество недостатков и нерешенных вопросов в организации боевого дежурства, боевой подготовки, в обустройстве и материальном обеспечении. Для их устранения комиссия подготовила и направила настоятельные ходатайства во многие инстанции, вплоть до ЦК КПСС. Решительные действия Е. А. Евстигнеева помогли устранить отдельные отрицательные моменты, но в целом дело поправлялось медленно. Специально назначенная ЦК КПСС комиссия изучила положение дел на местах в пяти ракетных дивизиях. Картина была очень неприглядной, и все факты, приведенные в письмах офицеров и ходатайствах Е. А. Евстигнеева, подтвердились. По итогам работы ЦК КПСС, Правительство приняли решение, в котором предусматривалось прием полкового ракетного комплекса осуществлять с вводом всех объектов материально-технического и социально-культурного назначения. Это был коренной сдвиг в обеспечении жизни и быта офицеров и их семей в Ракетных войсках.

О смелости действий Е. А. Евстигнеева при выполнении служебного долга говорит и такой факт. Строительству БРК придавалось исключительно важное значение. Каждую неделю в ЦК КПСС направлялся отчет о ходе выполнения плана ввода в строй пусковых установок. При задержке или замедлении темпов строительства принимались срочные меры по устранению причин, мешающих своевременному вводу их в строй. При приеме очередного БРК в дивизии полковника 3. Иванова Е. Евстигнеев обнаружил много существенных недоделок и отказался принимать комплекс в эксплуатацию. Строители обратились к главкому, но Евгений Андреевич стоял на своем. О причинах задержки Евстигнеев доложил министру обороны. На объект выехала комиссия Генерального штаба, возглавляемая генералом Г. Я. Лысаком. Она разобралась в причинах задержек и поддержала Евстигнеева. Министр обороны дал указание строителям качественно выполнить все работы и только после этого принимать объект в эксплуатацию. Как ни «давили» на председателя комиссии Евстигнеева, он в течение двух месяцев упорно «сражался» со строителями и заставил их устранить все недостатки.

Большую помощь в работе Е. Евстигнееву оказывали офицеры направления МКР. Это были подготовленные офицеры, прибывшие из различных видов Вооруженных Сил и родов войск: из штаба Дальней авиации — подполковники Болотный, Буланов, майор В. Зароченцев, из артиллерии Сухопутных войск - Герои Советского Союза полковник А. Машков, подполковник В. Белозерцев, а также полковники Ю. Пичкур, Пименов, Чевкин, из танковых войск — полковник Н. Гаранин, из Штаба реактивных частей и первых ракетных соединений — полковники В. Алексеев, А. Козин, майор В. Владимирский. В направлении сложился дружный и работоспо­собный коллектив специалистов. Каждый офицер имел четкие функциональные обязанности и выполнял их, а также полученные задания весьма ответственно и качественно. В направлении была отработана методика, в соответствии с которой офицеры закреплялись за определенными регионами. Позже, когда была поставлена задача к переходу от групповых шахтных комплексов к отдельным стартам,   нагрузка   на  офицеров   направления   заметно   возросла.

В 1966—1967 годах дивизии и корпуса МКР полностью закончили свое организационное оформление по количеству поставленных на боевое дежурство пусковых установок, предусмотренных планом Верховного Главнокомандования. В РВСН был сосредоточен главный ядерный потенциал Вооруженных Сил СССР, который стал грозным оборонительным щитом Родины. Преимущество США в ракетно-ядерных средствах было ликвидировано.

Перед Главным штабом РВСН были поставлены новые задачи по проведению специальных учений с отработкой методики второго и последующих пусков ракет с наземных и шахтных БРК. Стало широко практиковаться проведение учебно-боевых пусков непосредственно с боевых стартовых позиций для контроля боеготовности войск, и прежде всего надежности ракетного вооружения и выучки боевых расчетов.

Стратегические ракетчики явились инициаторами развития систем боевого дежурства, централизованного боевого управления войсками, разработки и внедрения системы проверок боевой готовности, регулярных тренировок командных пунктов по управлению войсками. Впервые в ВС СССР при Главном штабе был создан Вычислительный центр (ВЦ) с включением его в систему централизованного управления войсками, а также освоена и внедрена исключительно надежная автоматизированная система управления (АСУ), введены дублирующие системы управления.

Генерал Евстигнеев, как один из самых опытных и эрудированных руководителей РВСН, был назначен в Генеральный штаб на ответственнейшую должность начальника Центрального командного пункта Генерального штаба (ЦКП ГШ). С данного момента начинается его непосредственная работа в системе боевого управления Вооруженными Силами. В этом деле вскоре он стал признанным специалистом. Изучив опыт пунктов управления всех видов ВС СССР, генерал Евстигнеев со своими помощниками разработал систему управления с ЦКП ГШ, план его оснащения современными средствами управления и связи и доложил свои предложения руководству Генерального штаба. Предложения нашли поддержку у руководивших в разное время Генеральным штабом М. Захарова, В. Куликова, Н. Огаркова, С. Ахромеева, М. Повалия, М. Козлова. Так родилась продуманная, хорошо защищенная и технически оснащенная система центральных командных пунктов ГШ ВС СССР. На пунктах управления было организовано круглосуточное дежурство штатного состава ЦКП Генерального штаба, на основном пункте дежурная смена возглавлялась дежурным генералом ЦКП ГШ. Ее основной задачей являлось поддержание в постоянной готовности к боевому управлению всех систем и средств управления Вооруженными Силами, а также постоянный анализ оперативно-стратегической обстановки в основных районах мира, особенно в районах возможных конфликтов. ЦКП ГШ стал главным органом оперативного управления Вооруженными Силами СССР.

Особенно напряженная работа на ЦКП ГШ приходилась во время локальных военных конфликтов. Нередко для более глубокого анализа создавались временные оперативные группы. Они всегда работали в тесном взаимодействии с личным составом ЦКП ГШ. На него нередко прибывали Верховное Главнокомандование во главе с Генеральным секретарем ЦК КПСС и Председателем Совета Министров СССР. Так было в сентябре 1977 года в период проведения министром обороны стратегического учения с пуском пяти МКР с шахтных пусковых установок и одной баллистической ракеты с ракетной подводной лодки из подводного положения. На ЦКП ГШ прибыли Л. И. Брежнев, А. Н. Косыгин, Д. Ф. Устинов. Они ознакомились со средствами связи, системой автоматизированного управления стратегическими силами. Пояснения по всем вопросам давал Е. А. Евстигнеев. Увиденное произвело сильное впечатление на руководителей государства. Они следили с ЦКП ГШ за ходом подготовки ракет к пуску по средствам отображения действующей АСУ и связи. На этом учении были отработаны сложные вопросы управления стратегическими силами. Была подтверждена надежность созданного оборонительного ракетно-ядерного щита  Родины.

Огромна заслуга Евстигнеева в совершенствовании систем управления. Он был инициатором исследований по созданию мобильных пунктов управления Генерального штаба — автомобильного, железнодорожного, воздушного, морского, речного, что значительно повышало надежность всей системы управления. Евгений Андреевич 8 лет проработал на посту начальника ЦКП ГШ, внес решающий вклад в создание действующей системы боевого управления Вооруженных Сил. Он назначается первым заместителем только что созданного 2-го Управления Генерального штаба, которое возглавлял видный военный ученый генерал В. В. Дружинин. В течение трех лет Управлением проводилась интенсивная теоретическая и практическая работа по созданию  современных  автоматизированных систем и  комплексов управления войсками и радиоэлектронной борьбы как. в организациях промышленности, так и в войсках. Были разработаны положения по РЭБ, одному из важнейших видов оперативного и боевого обеспечения действий сил армии и флота, созданы первые современные автоматизированные комплексы помех радиотехническим средствам противника.

Под руководством начальника Генерального штаба был проведен ряд опытных и специальных учений, которые во многом способствовали успешному созданию современных технических средств управления войсками и выработке новых технических приемов действий частей РЭБ. После расформирования 2-го Управления генерал-лейтенант Евстигнеев возглавил в Главном оперативном управлении ГШ управление развития средств управления. Оно осуще­ствляло руководство всеми составляющими систему управления элементами, органами и пунктами управления, автоматизированными системами управления и связи. 5-е управление ГОУ ГШ охватывало широкий круг вопросов развития всей системы управления Вооруженными Силами СССР с неограниченным полем для творческой деятельности ее руководителей. Почти пятилетняя работа под руководством В. В. Варенникова и С. Ф. Ахромеева принесла Евстигнееву большое удовлетворение и пользу. Именно здесь воплотился в практических решениях его огромный опыт, полученный на всех предыдущих ответственных должностях.

В конце 1986 года было принято решение о создании в Генеральном штабе Главного управления АСУ и РЭБ. Его начальником — заместителем начальника ГШ ВС СССР был назначен генерал-лейтенант Е. А. Евстигнеев. Главное управление было создано с учетом новых направлений в развитии электроники и математического обеспечения.

При работе на всех ответственнейших должностях генералу Евстигнееву пришлось обсуждать и внедрять в производство многие дерзкие и смелые проекты, изобретения и открытия. Для этого требовалось большое количество сил и энергии. Пришлось даже создавать специальный Научный совет, который всесторонне анализировал новые проекты, согласовывая их с возможностями страны. В этот период была закончена и внедрена основная АСУ Вооруженных Сил, разработана важнейшая для государства система управления стратегическими ядерными силами от Верховного Главнокомандующего до непосредственных исполнителей. Однако многое из задуманного осуществить не удалось: началась перестройка, сокращения в центральном аппарате и как результат — расформирование Главного управления АСУ и РЭБ. Маршал Советского Союза В. Г. Куликов так определил сущность деятельности генерала Евстигнеева: «Его жажда знаний, изучение, консультации, обсуждения на различных уровнях удивляли нас. Откуда брались нечеловеческие силы? Он не знал ни выходных, ни нормальных обеденных перерывов, ни отпусков. Всегда и везде с книгами и блокнотами. Его называли неугомонным. В беседах не любил пустословий. Сразу брал быка за рога. Весь поглощен работой, ни о чем другом думать не хотел. В то же время имел исключительную коммуникабельность, был истинным лидером в руководимых им организациях. Было поразительное трудолюбие и как результат — несомненные успехи в решаемых задачах». Руководитель, на которого были возложены архисложные задачи, должен, как и полководец, иметь столько же характера, сколько ума. И эти качества находились у Евгения Андреевича в необходимом равновесии и приносили эффективные результаты в работе.

Замечено, что судьбы открытых, честных, прямых и в то же время талантливых людей никогда не бывают простыми. Евгений Андреевич является именно таким человеком. Как был он ни был утомлен, а в ряде случаев «избит» и даже унижен, как бы ни душила обида за несправедливость, Е. А. Евстигнеев был убежден, что есть нечто более важное — Родина, которую надо защищать. В этом он видел свой жизненный и служебный долг. Положительные решения стоящих задач всегда приносили радость, вдохновение, придавали силы. Жить просто, делать только то, что тебе велят, он не хотел, да и не умел. Герой нашего очерка радовался каждой, пусть самой малой победе во имя укрепления оборонной мощи страны, ее Вооруженных Сил. Он и сейчас, находясь в отставке, остается таким же. Только более остры его переживания за судьбы Родины и Вооруженных Сил, для которых он так много сделал.

  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv

Хто зараз на сайті

На сайті 364 гостей та відсутні користувачі

Відкритий лист