Інститут Україніки

Головне меню

Карта проїзду

 

Часть І. Самарские города.Днепропетровск – странный город. По официальной версии он был основан как-то сразу, одномоментно. Все, что здесь происходило «от сотворения мира» до 1776 г., скромно названо «предысторией города». И надо тщательно покопаться в его прошлом, что бы узнать, что в этот обширный период на территории города существовали не только стоянки первобытного человека, курганы и отдельные села, но и города.
                               

Новобогородицк в средине XVII века Реконструкция

                      

План Новобогородицка

                         

Новобогородицк на плане Екатеринослава Кильченского в конце 1770-х годов

                      

Топографическая карта нижнего течения реки Самары, вторая половина XIXвека

                          

Предметы из стекла с Игренского городища. Коллекция В. Бинкевича

                        

Проект перестройки Новобогородицка в уездный город Новомосковск

                          

Игреньское городище или Самарь

                              

Новобогородицк или Старая Самарь

                      

Самым древним городом, расположенным на территории современного Днепропетровска, безусловно, является славянский город IX—XIII вв. на месте Старой Игрени. При всей безусловности существования и значительности его размеров, подтверждаемых археологией, его название на сегодняшний день остается неизвестным. Наличие здесь крупного славянского поселения было установлено еще в начале 1930-х гг., когда проводилась археологическая разведка в зоне затопления Днепрогэса. Однако серьезные исследования были проведены только в конце 1960-х — начале 1970-х гг. Результаты раскопок превзошли все ожидания. В устье Самары было вскрыто несколько городских кварталов, на территории которых обнаружены полуземлянки, мастерская по изготовлению медных котлов и несколько стекольных мастерских. Разведками и шурфовками были установлены ориентировочные размеры поселения. Среди находок оказались даже фрагменты плинфы — плоского кирпича, изготовлявшегося на Руси по византийскому образцу Укреплений, правда, обнаружено не было, что навело на предположение о мирном сосуществовании местных жителей с кочевниками.

                     

Вывод, сделанный в результате раскопок, был очевиден. Здесь, на одном из крупнейших островов Днепра, на берегу залива, называемого ныне Игреньским, находился достаточно крупный торгово-ремесленный город. Причины его появления вполне ясны: удобная гавань перед порогами в устье судоходной (по крайней мере, для судов того времени) Самары не могла быть не использована в системе торгового пути «из варяг в греки». С помощью археологии удалось доказать и то, что город не погиб окончательно во времена монгольского нашествия, а продолжал существовать и позже, вплоть до XV в. Но ответить на вопрос, как этот город назывался, археология не смогла. Первоначально было намного легче объявить о том, что он не упоминается ни в одной летописи или других источниках и название его установить невозможно. Несмотря на то, что проблема определения совершенно нового города не привлекла особого внимания историков, с течением времени несколько версий на этот счет все-таки появилось. Широкого обсуждения этих версий не проводилось, но наиболее логичными и последовательными выглядят две из них.

                    

По одной версии город оформился в IX в. из более ранних поселений, как столица племени уличей — Пересечен. Около 940 г. «град, именем Пересечень» три года осаждался Свенельдом, воеводой князя Игоря. В дальнейшем город продолжал оставаться опорным пунктом в Предпорожье, хотя название Пересечен при этом почему-то перешло к городу под Киевом. Разрушенный в XIII в., город был вскоре восстановлен и просуществовал вплоть до начала опустошения Руси крымскими ханами. В дальнейшем здесь существовали «городки» уходников (промысловиков, добывавших на Днепре и Самаре рыбу зверя, мед и др.).

                             

По другой версии город также оформился в IX — начале X вв. Именно здесь был основан византийскими монахами небольшой монастырь, предназначенный для оказания духовной помощи христианам, путешествующим через пороги. Здесь останавливались караваны княгини Ольги в 954 г. и князя Владимира в 988 г.

                

А в 1152 г. город служил опорным пунктом киевского великого князя Мстислава Изяславовича в его войне с половцами. Сведения летописей более чем скупы, но, похоже, в это время город именовался Монастырком — по названию острова, на котором располагался. Позднее, во времена Золотой Орды и Великого княжества Литовского, он носил имя Самарь. Под этим именем в 1576 г. город вошел в знаменитый универсал короля Стефана Батория, дарующий привилегии запорожскому казачеству. Правда, Самарь к этому времени значится как существующая только в бумагах королевского архива. Передача казачеству города и его округа — скорее юридическая форма пожалования земли, нежели передача реального объекта.

              

Даже после гибели города столь удобное место отнюдь не пустовало. Есть сведения о периодически существовавших здесь казацких «городках» на уходах. Именно тут в 1558-1562 гг. располагался новый замок князя Дмитрия Вишневецкого (Байды). Позднее, в 1647 г., в этих же местах стоял лагерем и князь Иеремия Вишневецкий. В 1687 г. во время первого Крымского похода по распоряжению князя Василия Васильевича Голицына здесь было выстроено временное деревянное укрепление для складирования доставляемого по Днепру «воинского припасу». А в 1737 г. у берега залива по распоряжению фельдмаршала Бурхарда Христофора Миниха была выстроена русская крепость Усть-Самара, возле которой вскоре возникла слобода, подчиненная Старосамарской сотне Полтавского полка. После ликвидации крепости в конце 1770-х гг. слобода эта, под названием Огрень (Игрень), стала собственностью князя Прозоровского, а в 1820-х гг. была приобретена у его наследников светлейшим князем М. С. Воронцовым. Удобная гавань перед порогами интенсивно использовалась вплоть до конца XIX в., а расположенное при ней местечко Игрень довольно долго являлось одним из крупнейших центров лесной торговли в стране. Упадок гавани был связан с развитием железных дорог, а окончательная ее ликвидация последовала за строительством Днепрогэса и затоплением порогов. С 1930-х гг. Игреньский залив является удобным местом только для рыбалки и отдыха местных жителей.

                   

Вспоминая о теме статьи, можно сказать лишь то, что в древнем славянском городе, упоминаемом выше, площади. безусловно, быки. В нем должен был быть торг, храм, администрация, а при таких объектах некое открытое пространство, подпадающее под определение «площадь», существовало обязательно. Но ответить на вопросы, какими были эти площади и сколько их было в городе, пока не удается. И вполне возможно, что не удастся никогда. Раскопана только часть древнего города. Все остальное либо скрывается под многометровыми наносами песка, либо затоплено Днепровским водохранилищем, либо разрушено при строительстве дорог на Приднепровск и Рыбальское.Несколько выше Игренского города по реке Самаре располагался город намного менее древний, но также восходящий к временам, которые на фоне 232 лет, приписываемых Днепропетровску, кажутся легендарными. По данным археологии, появление здесь первого казацкого «городка» можно отнести к 1520-м гг. На сегодняшний день принято считать, что уже тогда это был значительный торгово-ремесленный город — наследник погибшей Самари. Однако ни его месторасположение, ни время вероятного возникновения не дают оснований для таких утверждений. В ту эпоху основной транспортной артерией региона был Днепр, а дороги использовались в основном татарскими отрядами, а не купеческими караванами. Пустыми стояли такие расположенные севернее города, как Полтава и Кременчуг, что уж говорить о районе реки Самары.

                   

Более вероятной является версия, что здесь, у переправ через реку, находился достаточно крупный сторожевой пост, входящий в систему оповещения о татарских нападениях, созданную при Сигизмунде Старом. Также возможно, что правительство не имело к этому «городку» никакого отношения и он был создан достаточно крупной казацкой ватагой, промышлявшей на реке Самаре. Независимо от причин возникновения, поселение здесь закрепилось прочно и надолго. Проводившиеся в этих местах археологические раскопки и разведки дали достаточно большое количество самых разнообразных материалов ХVІ-ХVII вв., свидетельствующих о стабильности поселения. На сегодняшний день существует даже предположение, что именно здесь размещалась первая Самарская паланка Войска Запорожского.

                    

Характер поселения резко изменился после состоявшегося в 1687 г. первого Крымского похода. Учитывая опыт, полученный в ходе этой неудачной операции, было признано необходимым создание вдоль Днепра нескольких крепостей для размещения скла­дов армии. Место для первой из этих крепостей — Новобогородицкой — было выбрано у старого казацкого городка. Строительство ее было начато уже в 1688 г. Проект мощной пятибастионной крепости и посада при ней был выполнен голландским инженером полковником Вазалем. Строилась кре­пость войсками под руководством окольничего Неплюева и гетмана Мазепы. Кроме валов с пушечными раскатами, в ней были выстроены Покровская церковь, воеводский двор, три полковых избы, наказная изба, семь дворов для размещения гетмана, генеральной старшины и полковников, около 250 изб для солдат, два пороховых погреба, баня и около 20 складов. Вскоре после окончания строительства крепость была реорганизована в город с установленной квотой населения в 1000 семей.

                

К сожалению, о планировке этого города никаких сведений нет, так как он был полностью ликвидирован по условиям Прутского мира 1711 г. Все население было выселено, постройки разо­браны, и от Новобогородицка уцелели только две линии валов. Руины города все же не пустовали. Во всяком случае, количество найденных здесь монет 1710-1720-х годов достаточно велико.

                 

Восстановление города было начато во время русско-турецкой войны 1736-1739 гг. с перестройки одного из бастионов крепости в сторожевой редут. Только в 1741 г. здесь было позволено поселиться атаману Барану с товарищами. Восстанавливаемый город получил название Старая Самарь, хотя иногда упоминался и как Богородишне. С 1743 г. Старая Самарь стала сотенным местечком Полтавского полка.

                

На имеющемся плане 1747 г. город, с его обширными укреплениями и двумя десятками кварталов, выглядит уже достаточно солидно. На этом же плане хорошо видны и пространства, которые однозначно можно определить как площади.

                  

Церковная площадь, имеющая значительные размеры и сложный план, явно была главной городской площадью, на которой располагались базар и сотенная администрация (по крайней мере, канцелярия сотника и городская ратуша должны были находиться именно здесь). Площадь при редуте — это, скорее, гласис (открытое незастроенное пространство перед укреплением), нежели непосредственно городская площадь. Так как она находилась перед главными воротами города, то, вполне вероятно, использовалась для ночлега проходящих через Старую Самарь купеческих и казенных караванов. Небольшие по размерам площади существовали и с внешней стороны ворот крепости и посада. Образовавшиеся на пересечении городских улиц, они являлись обычными транспортными развязками (аналогичные треугольные площади и по сей день существуют, как в Днепропетровске, так и во многих селах региона). Обширные незастроенные пространства имеются и у двух бастионов, но определить, были ли они созданы специально или до них еще просто не добрались застройщики, невозможно. Как полноценный город Старая Самарь просуществовала 20 лет. Конфликт между Войском Запорожским и Полтавским полком за земли между Орелью и Самарой привел к постепенному запустению города. А в 1762 г. запорожцы провели сгон старосамарских жителей, не желавших переходить в подданство Войска. В результате этой операции Старая Самарь утратила статус сотенного местечка, городское самоуправление и большую часть жителей. В дальнейшем ее именовали городом скорее по инерции. Основную массу ее населения составляли солдаты и офицеры гарнизона, а казаков и посполитых не набралось бы и на приличную слободу.

                

В 1782 г. Богородицкую крепость попытались включить в состав Екатеринослава Кильченского, но дальше проектов дело не пошло. Через несколько лет, 23 сентября 1786 г., когда Екатеринослав Кильченский уже носил название Новомосковск, князь Г. А. Потемкин распорядился о переносе этого города к Богородицку. В позднейших «Атласах» Екатеринославского наместничества Богородицк действительно гордо именуется уездным городом Новомосковском. Был выполнен даже проект регулярной планировки, но... Но в реальности никакого переноса не произошло. Новомосковск и Богородицк существовали совершенно отдельно друг от друга. Окончательная ликвидация обоих городов произошла в 1794 г., когда, в соответствии с указом Екатерины II, уездным городом Новомосковском стала слобода Новоселица.

                            

Земля Богородицка отошла немцам-колонистам из Йозефстали, которые использовали валы старой крепости в качестве загона для скота. Единственным зданием, которое пережило смерть города, стала Покровская церковь, перенесенная на левый берег Самары в слободу Одинковка.

                  

Валентин Старостин, руководитель информационного центра МГО «Інститут Україніки»

                    

Скачать статью в формате PDF

  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv

Хто зараз на сайті

На сайті 182 гостей та відсутні користувачі

Відкритий лист