История села насчитывает многовековую историю.
Первым письменным упоминанием о селе следует считать свидетельства московских дьяков при описании Муравского шляха в «Книге Большому Чертежу».

Они описывают в 1625 году на р. Удах колодец Борового . Скорее всего, именно этот колодец и дал название образовавшемуся в последствии селу. Хотя Янко М. П. выдвигает теорию, что название села происходит от слова «бор (сосновый лес).
Массовое заселение этого края и юридическое закрепление, ранее заселенных земель, началось не многим раньше 1660 года.....

Одной из этноконфессиональных групп, переселившихся на территорию Слобожанщины в конце XVII в – XVIII веках, были русские-старообрядцы. Старообрядцы, заселившие Слобожанщину, впоследствии играла весомую роль в развитии региона. Актуальность изучение этой этноконфесиональной группы, обусловлена отсутствием научных исследований посвященных этой проблематики, игнорирование рассмотрения колонизационных процессов через призму конфессиональной и этнической принадлежности поселенцев. Отрывчатость и недостаточность письменных источников о количестве и времени заселения старообрядческими общинами Слобожанщины не позволяет реконструировать особенности этого процесса без проведения исследовательской работы в рамках каждого населённого пункта. Постараемся проследить пути и хронологию процесса заселения старообрядцами этих земель на примере с. Боровая Змиевского района Харьковской области. Малочисленность источников, не позволяет реконструировать особенности старообрядцев Слобожанщины, актуализирует использование, в подобного рода работах, данных устной истории, с этой целью мы приводим свидетельствования жителей села, собранные в 2005 г.

Первым письменным упоминанием о селе следует считать свидетельства московских дьяков при описании Муравского шляха в «Книге Большому Чертежу». Они описывают в 1625 году на р. Удах колодец Борового . Скорее всего, именно этот колодец и дал название образовавшемуся в последствии селу. Хотя Янко М. П. выдвигает теорию, что название села происходит от слова «бор (сосновый лес) .

Массовое заселение этого края и юридическое закрепление, ранее заселенных земель, началось не многим раньше 1660 года. По свидетельству документов Чугуевского воеводства, цитируемых митрополитом Филатетом, 14 января 1660 года чугуевец беспоместный сын Анисим Белозёров в челобитной своей писал: «служил он вёл Государеву службу много времени и бывал на сторож от Крымской стоны в ряд с детьми боярскими Игнатом Дюковым с товарищами, а пашенной земли и сенокосных покосов у него нет.» После этого следует прошения: «устроить его в Чугуевском уезде в Удском стану, за рекой Удами промеж колодезя Студенка и Бороваго в ряде с помошниками девятью человеками Игнатом Дюковым с товарищами»; в результате этой просьбы последовал приказ: «наделить промеж колодязя Студенок и Бороваго 20 четвертин пашенной земли и 70 копен покоса, с прежними помощниками, и устроить в том селе Боровом дворы, огородными и гуменными и местами» .

Позже в выписках, Боровая называется уже селом, это показывает что, первый храм построен здесь в одно время с заселением Боровой и конечно по распоряжению воеводы, устроившего на житьё в Боровом детей боярских – Дюкова с товарищами его, числом девять дворов. Их силами был построен храм в 1660 году. Храм, как и современный, был освящен в честь рождения Христа. Некоторые из жителей села до сегодняшнего дня носят фамилию Дюкоревы.

Находим сведение о передаче книг в церковь, построенную первыми поселенцами – дарственная надпись на Евангелие и Апостоле, хранящихся в до сих пор, гласит: «Москва печать 1685 год 9 декабря. 1688 год подал эту книгу на престол Евангель в Змиевской уезд в село Боровое в церковь Рождества Христова, молить ради и здравие и поминать родителей. Купец Кондратий Добрышин, а подписал книгу по его приказу евнух его Гришка Роставцов, - богомольцу попу Игнатию» .

Массовое заселение верховий Северского Донца не ограничилось приходом украинских казаков-черкесс и раздачей земель безземельным боярским детям. Вольности, закрепляемые за колонистами Слобожанщины, привлекали многих поселенцев. Напомним, что «черкаcсы» или «черкеcсы» – название украинских казаков в официальных актах Московского государства второй половины XVI-го и первой половины XVII-го столетий. Со второй половины XVII-го столетия, термин «черкаcсы» постепенно вытесняется термином «малороссийские казаки» . Сведения о первоначальном противостоянии этих двух этнических групп мы находим в Чугуевской переписке. Чугуевский воевода писал Белгородскому воеводе князю Ромоданову: «В нынешнем 1668 году мая 5 бил челом нам в обоз под Котельвою в Государев шатр Змиевского уезда села Бороваго Кадрашка Некрасов на тебя в 1668 году приходили в то село изменники Черкассы, и лошади и всяку скотину у них отогнали. И он Кадрашка, собрався, за теми изменниками ходили лошадей и из тех де лошадей досталось ему Кадрашки, лошадь и ту лошадь ты у него отнел. И тебе Господину Змиевцу Кадрашка Некрасов лошадь, которую у него ты взял, отдать ему».

Следует отметить, что пришлые казаки, как и слобожанские пользовались некоторое время вольностями самоуправления, что и привлекало для поселения на эти земли старообрядцев. В XVII в. Эта территория была малозаселённой и власть не препятствовала переселению различных групп населения, поэтому земли становились предметом споров между донскими и украинскими казаками. Взаимное участие в колонизаторских процессах позволяет в дальнейшем претендовать донским казакам на эти земли. Привлекательной для них стает возможность переселения на территорию Слобожанщины после событий на Заполянской сечи 1688 года . Особенно, если учитывать, что население, исповедующее старообрядчество фиксируется по берегам р. Уды еще до массового притеснения казаков-старообрядцев – «1677 года в Чугуевском уезде в удском стану в селе Терновая украли лошадей 6 новопришлых Печенежских людей принесших сюда раскол их защищал поп Черкашинь».1 Часть старообрядцев из донских казаков пришла и в село Боровая. Они старались документально подтвердить свое право на поселение. Об этом свидетельствует жалованная грамота на землю донцам: «1693 года июня 14 дня жалованная письменная грамота на вотчину Александру да Михаилу Костантиновым детей донцом, что им дать по их челобитной из поместья отца их за службу деда их и отца в Змиевском уезде в селе Боровом».

Хотя реформа церкви 50-х годов XVII столетия сопровождалась жестокими гонениями против тех, кто не принял новую веру, но на переселения сюда казаков-старообрядцев правительство Московского государства относилось очень терпимо в силу желания ослабить здесь влияние слободских полков и создать буферную зону в приграничье.
Население Слобожанщины в XVII-XVIII веках несло сторожевую службу, весь уклад жизни был казацкий, все взрослое мужское население числилось казаками и такое устройство продлилось до конца XVIII столетия. Память о казацком устройстве села до сих пор живет в народной памяти. Например, в селе до 1979 года не было названий улиц, деление велось на сотни, не смотря на введение названий улиц, деление села так и осталось по названиям сотен: первая – «Кулишка», вторая – «Гречина», третья – «Давыдовка», четвертая – «Баивик», пятая – «Рашкатановка».

Вольности такой военнообразной жизни дали возможность сохранять населению старообрядческий образ жизни, говорить об этом открыто в официальных документах. Одним из таких источников, говорящих нам о существовании старообрядцев в селе, есть жалоба старообрядцев Боровой 1819 года на ущемления со стороны местных властей их конфессиональных особенностей. Жители села пишут: «старообрядчество существует тут более ста лет» .

Проследить численность старообрядческого населения в селе очень тяжело, но скорее всего они именовали себя донцами и таким образом выделялись из общей массы населения. Например, по данным церковного прихода о жителях села читаем: «1737 год однодворцев 358 мужчин 350 женщин, донцов 198 мужчин 202 женщин». Позже документы умалчивают о этой особенности деления населения – «в 1770 году 299 мужчин 279 женщин, 1790 358 мужчин 380 женщин в 1810 480 мужчин 503 женщин, 1830 год 531 мужчина 557 женщин, в 1850 году 506 мужчин 515 женщин». «От холеры умерло в 1831 году 20 человек» .

Подтверждением однокоренного происхождения старообрядцев Слобожанщины и липован юга Украины, которые ведут свою родословную от переселенцев-некрасовцев является в говоре сходных слов: «ворочатся – возвращатся, галасить – плакать, молодитса – молодая» и другие.

Старообрядческая община села на протяжении всей своей истории тесно взаимодействовала с ближайшими старообрядческими центрами. Об этом мы можем судить из данных об описании села Терновая «В Терновом еще в давнее время посеян раскол. Около 1735 года здесь был искупленным распространителем суеверия Иван Евсеев Кушнер за изитою Чугуевских раскольников, он свободно совращал православных в раскол».

Старообрядцев в Чугуеве и окрестных селах было довольно много, поскольку Иван Евсеевич Кушнер прямо агитировал людей в старообрядчество, и ему за это не было никакого наказания. Возможно, в Боровую староверы переселились из села Терновой (10 км вниз по течению р. Уды) потому что еще и сейчас очень тесны связи с терновскими старообрядцами.

Тесные связи с Терновской общиной мы видим из «жалобы жителей села Боровой и Терновой на ущемление местной власти» эти родственные общины поддерживали тесно семейно брачные отношения и все невзгоды переживали вместе и не исключено, что они образовались в одно время где-то в 1677 году или даже немногим ранее.

Сохраняя свою непохожесть, старообрядцы сохранили и многие характерные особенности русской речи – это южнорусский, имеющий много аналогий с говором старообрядцев юга Украины. Ближе всего он подходит к «акающему» курскому диалекту с сохранением суффикса –ися, вместо –сь.2

Сохранён был не только своеобразный диалект речи, но и свой традиционный костюм
Следует отметить, что все это происходило в условиях тесного соседства с населением, исповедующим новую веру. Еще в начале ХХ ст. традиции старообрядчества были прочны, а старообрядческого населения было больше, нежели прихожан господствующей церкви, ведь обе церкви строились силами местных жителей и на их средства. «Много и староверов было, а советных наверное больше чем староверов. Но вообще было много староверов, но советных их же больше. Была одна вера – староверская. А когда гонение было, я не знаю в каких годах. Гонение было и это ж разделили. Стали советные, советные чего – чтобы легче было молиться. Старовере ж больше молються, а в них много не начитуют. Вот поэтому и разделились» .

Следует отметить, что «советными» называют местные жители людей придерживающихся господствующей церкви, а «ганджеями» называют тех кто придерживается старообрядчества вследствие замкнутости и необщительности между ними.

Следует отметить, что старообрядцы на Слобожанщине существуют двух течений это «поповцы», которые позднее вошли в «белокриницкое согласие». Вторая группа – «беспоповцы поморского согласия», которой составляют большинство старообрядцев Слобожанщины. В селе Боровая придерживались поморского согласия. Это согласие характерно тем, что они избирают себе наставников из своих членов, на общем собрании общины. Признали в давнее время молитву за царя, служат в армии и читают молитву за своих солдат служащих в армии. Сами жители называют себя «староверами», но не старообрядцами и объясняют тем что только «мы истинные хранители и носители старой веры в Христа». На сегодняшний день из 752 дворов в селе 250 являются старообрядческими.

При правлении Николая II было признана и узаконена старообрядческая церковь. Скорей всего этот факт и подтолкнул жителей села к строительству храма.
В начале XX столетия происходит строительство практически одновременно двух церквей, старообрядческой построенной и открытой в 1909 году и православной построенной и открытой в 1905 году. Церковь новой веры была построена из дерева, ее размеры были меньше, нежели староверческий храм и намного беднее. Очевидцы свидетельствует, что в этой церкви не было места для крещения детей, а также очень бедное убранство.

Тот факт, что до 1909 года не была построена церковь в селе, а молились в доме общепризнанного наставника, что было заложено в особенностях беспоповцев и многочисленных репрессий со стороны власти. Воспоминания старейших из жителей села нам дают бесценную информацию о этот процессе – «часовню построили у 1909 году усе, чем могли помогали – бабки не доедали, не допивали усе силы лажили на постройку церкви.

Старообрядческая церковь была построена из белого кирпича, имела колокольню с колоколами и место для крещения детей, убранство храма было на высоком уровне – «был громадный алфопей освещавший весь храм богатое убранства. Алфопей, венцы – из серебра». Размеры храма были солидные.

Священники-старообрядцы были из местного грамотного населения. Как грамота, так и хоровое пение, передавалось с поколения в поколения. Каждую зиму священник, как грамотный человек в селе, учил детей чтению, как на современном языке, так и на древнеславянском. Это вошло в многолетнюю традицию. «Баба Доня взяла Любку Халимоникову и стала её учить читать, а я что хуже? Четвёртый закончил, в пятый перешёл, пошёл и я к ней в учение вот так пошло и пошло . Нынешний настоятель Боровской общины Картавцев Павел Исаевич также самоучка.

Из приведенных выше фактах можно сделать вывод, что появление старообрядческого населения в с. Боровая, а также возможно всей Слобожанщины, может быть связано с двумя волнами миграции – переселением сюда в начале и середине XVII в. «детей боярский» и других категорий служилых людей, которые, находясь в пограничье Московского государства смогли сохранить старую веру, и колонизацией этих земель к концу XVII в донскими казаками, после уничтожения вольностей и притеснений свободы вероисповедания на Дону.

Черкашин А.Л.
Старообрядцы Слобожанщины: условия переселения, быт и хозяйствование (на примере села Боровая Змиевского района Харьковской области).// Липоване история и культура русских старообрядцев В.2 Одесса 2005. С65-68
По материалам сайта:
http://www.borovaya.org.ua/index/0-2