Інститут Україніки

Головне меню

Карта проїзду

 

Жителі села Сурсько-Михайлівка (Солонянського району Дніпропетровської області) добре знайомі з постаттю свого односельчанина, запорозького козака Микитою Коржем. Заснування цього села безпосередньо пов’язане з добрим вчинком цього українського лицаря, про який він розповів у своїй книзі «Устноє повєествование бівшаго запорожца жителя Екатеринославской губернии и уєзда селенія Михайловки Никиты Леонтьевича Коржа», уривок з цього твору, а саме розповідь про заснування села ми і наводимо нижче.

          

По смерти крестнаго моего отца Якова Качалова, когда я остался сам на его жительствє: то в то время и на том самом месте, не было никого из соседов, а потом там начали мало-по-малу населяться люди из разных мест и селеній, то место называли «вольными великими хуторами», что и продолжалося через несколько лет до последованія именнаго указа в 1800 году, коим велено хуторами, не селеніями. О каковом предметє т.е. об утвержденіи и о наименованіи селенія в том самом мєстє, гдє я нынє нахожусь, по данной мнє от 3-х селеній: Кодака, Діевки и Сухачевки довєренности поелику из сих селеній населилися большею частію и хутора, подавал я просьбу в Екатеринославскую казенную палату. Палата разсмотрєвши мою просьбу и освидєтельствовавши через члена оной казенной палаты, ассесора Мартина Коваленка, мєстоположеніе вольных хуторов, и нашедши оное выгодным и способным для селенія, мєсто утвердила и предписала указом волостному Діевскому правленію о безпрепятственном населеніи около меня жителей. И когда умножилося селеніе, то по вторичной моей просьбє о наименованіи селенія, казенная палата опять того-же чиновника Коваленка откомандировала; и когда прибівши чиновник в мой дом и собравши все общество в сходку, начал по ряду всєх спрашивать каким именем хотят они назвать свое селеніе? То иные сказали пусть будет Качаловивка! На имя первабытнаго здєсь жителя Качалова, крестнаго отца Коржева.

         

А другіе то отрицали: Нєт! Пусть будет Корживка, на имя повєреннаго нашего Никиты Леонтьевича Коржа, поелику он первый по Качаловє житель и ходотатай, как за сію землю, так и за прочія наши дєла. Но я нехотя имєть  в сей жизни славы и почестей, как себє, так и крестному моему отцу, а ожидая и желая оную получить в жизни будующей, воспрепятствовал всєм общественнім голосам и отнюдь на желаніе и приговор их несогласился. В слєдствіе чего, видя чиновник г. Коваленко между нами несогласіе, изволил предложить всему обществу слєдующее свое мнєніе: послушайте г-да почтенное общество! Если ві несогласні утвердить ни того ни другога разногласнаго вашего мнєнія на счет названія селенія урочнім именем, то пускай будет селеніе ваше названо Михайловкою, на имя Государя Великаго Князя Михаила Павловича! На что всє с радостію и согласились – и когда о сем отрапортовано біло через г.чиновника, казенной палати, то оная утвердивши общее наше мнение, предписала паки указом волостному правленію, даби названіи вольныхуторов селеніемь Михайловкою. Потом, когда гг. соседніе помещики Петр Петрович Папчинскій, бывшій тогда в Кременчугском губернском правленіи секретарем и Алексей Иванович Верминка, капитан из бывших Запорожцев, завладели нашею казенною землею самоправно: Папчинскій отмежевал 3,000 десятин, а Верминка 1,500 десятин, и поелику Сухую-Суру занял Папчинській, а Мокрую – Верминка, то казенных поселян Кодачан и Діевцев, равно и Михайловских жителей так утеснили помєщики, что до рєк Сур вовся не было ни какого водопоя для скота: а меня совсем вытєснили и выгнали из моего жилища и поселили в дворє моем 8 своих крестьян. Папчичинскій-же на своем участкє земли, у нас отнятой, поселил двє слободы и тогда я скитался по чужим дворам с малолєтними дєтьми сиротами, оставшимися от покойной жены моей. По каковым причинам, как я, так и прочіе поселяне Кодачане и Діевчане и Михайловскіе жители быв в крайней обидє, вынудились собраться в общую сходку и положить совєт о выборє повєренного, для ходатайства по судам за казенную землю, поступившую в посторонныя руки. И так общим совєтом за всєми моими отговорками, упросили меня быть повєренным не только за землю, но и за всє общественныя дєла, какія-бі ни случались в них. На что я получивши довєренность от них, начал ходатайствовать по оной, от нижних судов и до высших присутственных мєст. Но не получая от них ни какого удовлетворенія на мои апелляціоныя жалобы, через долгое время, и за всєми моими иждивеніями и убытками, вынужден уже утруждать моею просьбою г-д ревизоров: Кушелева и Алексєева, кои по возшествіи на престол Государя Павла І, присланы были в то время в Екатеринослав. Они принявши от меня просьбу, тотчас предписали Екатеринославскому губернскому правленію, дабы я с моими вєрителями, по силє моей прозьбы был удовольствован, что вскорє было учинено, и земля наша от г. Папчинскаго была возвращена и слободы его с нашей земли были переведены на его землю. Но участок земли, находившійся в руках г. Верминки еще не был возвращен по той причинє, что он Верминка, за всєми рєшеніями ревизоров и губернскаго правленія, обстаивал оную землю своими прозьбами еще в правительствующем сенатє, а потом, как за сію Верминкину землю, так и за Кодацкую, которая занята была тогда под город, а также и за вольную продажу горячаго вина, по силє откупа подавал я через почту Государю на Высочайшее имя двє прозьбы с ряду, но не получая на оныя ни какого извєстія и рєшенія чрез двугодичное протеченіе, рєшился сам лично побывать с довэренностію в Москвє, Санктпетербургє. Прибывши в Москву, явился в 1-й департамент сената, гдє получал за Верминкину землю рєшительное удовлетвореніе в пользу моих вєрителей. А потом отправился в Санктпетербург на счет Кодацкой земли, присоединенной к городу, а также и за винный откуп, по прежним поданным мною Государю прозьбам, и явился к господину Муравьеву, докладчику Его Импереаторскаго величества, который отыскавши мои прозьбы, без надлежащаго хода, по прибытія моего находившіяся, поднес Государю; а Государь помєтя оныя отослал сенату на разсмотрэныя, потом сенат, рэша оное дэло, предоставил на волю Кодацким жителям, жить на городской землє и пользоваться одними правами и выгодами, которыя зависят по земству; о чем предписано было и военному губернатору Дюку Ришелье, а мнє выдана была копія рєшенія, дабы я с оною явился к Екатеринославскому губернатору г. Берту. Что-же касается до виннаго откупа, то в том мнє біло отказано по той причинє, что контракты уже были заключены и утверждены; и велэно мнэ сказать, что если-бы я прибыл туда-же  раньше т.е. за мєсяц или два перед тєм, то мог-бы без труда получить свое удовольствіе и государь в том-бы уважил. И так я возвратясь из столицы за Божієюомощію, с успєхом прибыл в дом свой благополучно и заслужил от вэрителей моих благодарность и уваженіе, не себє одному, но и потомству моему.

         

*  В тексті збережено стиль та мовні обороти  джерела.

Експедиція в с.Сурско-Михайлівка

  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv

Хто зараз на сайті

На сайті 125 гостей та відсутні користувачі

Відкритий лист