Інститут Україніки

Головне меню

Карта проїзду

 

Площадь Шевченко, или, если официально, площадь им. Т.Г. Шевченко, должна была стать одной из главных площадей Екатеринослава, но не стала. Долгое время она носила весьма претенциозное название, но совершенно ему не соответствовала. А имя Тараса Шевченко она вообще получила случайно.

                     

План города 1786 г.

                

Площадь на плане города 1790 г.

                 

Площадь на плане города 1817 г.

                   

Площадь на плане города 1834 г.

                 

Потемкинский дворец в 1840-х гг.

                      

Гора на плане города 1850-х гг.

                  

Старый дом Вериго 1890-е гг

                    

Площадь в 1885 г.

                   

Берег Днепра в парке. 1900-е гг.

                     

Парад в день 100-летнего юбилея Екатеринослава, 9 мая 1887 г.

                  

Потемкинский дворец в 1890-х гг.
                             

Аллея вдоль ограды парка. 1900-е гг.

                       

Потемкинский дворец

                

Потемкинский дворец в 1900-х гг.

                      

Новый дом Вериго. 2004 г.

                      

Дом Д. И. Яворницкого. 1990 г.

                      

Западный вход в парк. Конец 1920 х гг.

                               

ДВОРЦОВАЯ ПЛОЩАДЬЧасть IОт XVIII века до 17 года 

Площадь Шевченко, или, если официально, площадь им. Т.Г. Шевченко, должна была стать одной из главных площадей Екатеринослава, но не стала. Долгое время она носила весьма претенциозное название, но совершенно ему не соответствовала. А имя Тараса Шевченко она вообще получила случайно.

                   

Началось все достаточно давно, по крайней мере, на несколько десятилетий раньше официального основания города Екатеринослава. В 1743 г. у берега Днепра, напротив Монастырского острова (примерно там, где сейчас находится троллейбусная остановка на Набережной) был основан зимовник отставного есаула Войска Запорожского Лазаря Глобы. На протяжении последующих десятилетий Глоба, сажая фруктовые и другие деревья, существенно расширил существовавший здесь прибрежный лесок вверх по склону. Здесь же, намного выше строений зимовника, устроил он и пахотное поле.

                        

Хотя указ о размещении губернского города Екатеринослава на правом берегу Днепра у «Койдака» (Нового Кодака, Новых Кайдак) вышел в 1784 г., определиться с тем, где будет размещаться центр нового города, власти смогли только в 1786 г. Именно к этому году относится план города, разработанный французским академиком архитектуры Клодом Геруа, и именно в этом году наместник Екатеринославского наместничества светлейший князь Григорий Алексеевич Потемкин-Таврический за 500 рублей купил у Лазаря Глобы всю его землю по склону холма с садом, лесом, полем, мазанкой и двумя мельницами на Днепре.

                   

Планом К. Геруа в дальнейшем вроде бы предполагалось расширение купленного князем Потемкиным сада вплоть до комплекса правительственных зданий: Преображенского собора, дворцов наместника и архиепископа, Духовной консистории. По документам к саду предполагалось присоединить и Монастырский остров, построив через протоку разводной мост.

                      

В 1786 г. начались работы по строительству Преображенского собора. Одновременно на склоне горы строился так называемый Фалеевский городок (он получил свое название от имени производителя работ, полковника М. Л. Фалеева). Городок состоял из павильонов, предназначенных для приема императрицы Екатерины II. Считается, что эти павильоны были временными, но, похоже, именно в составе городка, на бывшем ячменном поле Л. Глобы, был выстроен корпус банкетного зала, который позже получил название Потемкинского дворца. Во всяком случае, дворец уже присутствует на одном из планов города конца 1780-х гг. При этом поставлен он очень странно и совершенно не вписывается ни в комплекс зданий главной площади, ни в общую схему планировки города.

После проезда императрицы в мае 1787 г. и начала русско-турецкой войны 1787–1791 гг. строительство Екатеринослава было приостановлено. Более того, исходя из ухудшившейся экономической ситуации, было принято решение отказаться от первоначального проекта города с его грандиозным комплексом правительственных и общественных зданий. Разработка нового проекта была поручена академику архитектуры Санкт-Петербургской Академии художеств, одному из лучших зодчих эпохи Ивану Егоровичу Старову.

                      

Новый план города, в котором впервые появилась Дворцовая площадь, был утвержден 22 марта 1790 г. (еще одно его утверждение состоялось 23 февраля 1792 г., оно было связано с изменениями планировки нижнего города и не касалось нагорной части). По этому плану нагорная часть города формировалась как элитный, изолированный и, в принципе, автономный район. По периметру она ограничивалась широкой (65 м) Окружной улицей, которая проектировалась в виде бульвара по кромке холма. Общественный центр намечался по оси: Средняя улица с бульварами — Соборная площадь — Дворцовая площадь — дворец наместника.

                                 

Полукруглая Дворцовая площадь должна была стать второй по значению и размерам парадной площадью города. Ее радиус составлял 100 саж. (около 213 м), а наибольшее удаление от дворца наместника, который был уже обозначен как существующий и именно с этим названием, — 277 м. Столь значительная разница в размерах обуславливалась тем, что в пространство площади была включена трасса Окружной улицы, даже бульвары с внешней стороны которой должны были продолжаться вдоль ограды сада вплоть до дворца. Радиус собственно площади откладывался от условной точки схождения внутренних сторон Окружной. Именно в этой точке, на которую были ориентированы три улицы: центральная, шириной 42 м, выходившая к Преображенскому собору, и две боковых, шириной по 25,5 м, составлявшие классическую трехлучевую композицию, должны были установить памятник Екатерине II. По периметру площади предполагалось выстроить «Дома для инвалидных офицеров».

До утверждения нового плана города (в период с 1787 по 1790 гг.) работы в районе площади велись только по перестройке дворца под резиденцию наместника и по расширению сада Потемкина. Сегодня считается, что работы во дворце, выполнявшиеся по проекту И. Е. Старова, были полностью окончены, включая внутреннюю отделку и меблировку, в 1789 г. Работы в саду, который велено было превратить в английский пейзажный парк, велись под руководством английского же садовода Вильяма Гульда. В 1789 г. для сада были доставлены: казенный фруктовый сад из Кременчуга, оранжерейные растения из имения князя в Дубровне, взрослые деревья и виноград из Молдавии. Большое количество семян было привезено В. Гульдом из Англии. Из садовых построек известно только о стоявшей у берега Днепра на месте зимовника оранжерее, имевшей вместе с теплицами длину в 15 саж. (32 м), где росло более 500 деревьев редких сортов. Однако предназначение дворца и парка не было окончательно определено. Для резиденции наместника необходимо было построить крупный комплекс служебных корпусов, но возводить его так и не начали, а незадолго до смерти светлейший распорядился вообще не строить при дворце служб. По мнению губернатора В. В. Нечуй-Коховского, высказанному уже в 1792 г., это означало, что князь «предполагал обратить его в публичное здание». В этом же отчете губернатор сообщил, что Потемкин был недоволен тем, что проектом города вокруг Дворцовой площади предусматривалось строительство инвалидных домов. Он говорил, «что тут приличнее быть училищам». Странная история вышла и с памятником Екатерине II. Заказанный в Берлине еще под проект К. Геруа, он был выполнен в 1788 г. Его установка была предусмотрена и планом 1790 г., но памятник не оплатили и не забрали. В Екатеринослав он попал намного позже и совершенно иным путем.

                            

После смерти князя Потемкина в 1791 г. проект города и проекты всех зданий, в том числе и уже построенных, были направлены в столицу для проверки. В результате этих мероприятий строительство в Нагорной части было полностью остановлено. Остановились работы и по дворцовому комплексу, так как он был взят в казну в счет гигантских долгов светлейшего. А с воцарением Павла I была быстро разорена вся нагорная часть города. Уже в 1797 г. были проданы: обстановка казенного дворца, оранжереи в дворцовом парке и значительная часть деревьев ценных пород самого парка. На содержание парка перестали выделяться средства, и в последующие несколько лет значительная часть деревьев просто погибла.

                               

При Александре I мало что изменилось. В 1800-х гг. судьба дворца и парка определялась несколькими противоречивыми указами и предложениями. В 1805 г. из дворца было разрешено брать кирпич для строительства здания присутственных мест. По счастью, это строительство так и не началось, хотя некоторое количество кирпича для возведения канцелярии опекунства иностранных поселенцев из дворца, похоже, взяли. В этом же году парк был передан в ведение губернатора для устройства общественных гуляний и посадки деревьев. Принятие этого указа также осталось без последствий ввиду отсутствия средств. В 1800–1810-х гг. было выполнено несколько проектов перестройки дворца под присутственные места, а в 1809 г. герцог Ришелье предложил разместить в нем духовную семинарию. Все эти предложения не были приняты. В 1815 г. дворец стоял уже без окон и дверей, а к середине 1820-х гг. он не имел ни крыши, ни полов, ни балок перекрытий.

                               

По воспоминаниям Н. С. Рындовского, в 1826 г. «дворец, а равно и сад при нем, не оберегался и не охранялся, служил для многих лиц духовного ведомства бесплатным постоялым двором: обыкновенно лица эти, приезжая в Екатеринослав к 15 июля за детьми своими, обучавшимися в семинарии и духовном училище, останавливались в развалинах дворца Потемкина, въезжали с лошадьми и повозками в поросшие густым и высоким бурьяном залу и смежные комнаты и там находили для себя удобный и бесплатный приют, а лошади их безвозбранно паслись в саду». По другим сведениям, прибрежная часть сада, в которой деревья не требовали особого ухода, все же содержалась в порядке и даже охранялась Помологическим товариществом.

                          

Дворцовая площадь в это время существовала лишь на бумаге. Планом города, утвержденным 19 апреля 1817 г., она была серьезно уменьшена в размерах, хотя и сохранила общие очертания и ориентацию на дворец. А следующим планом, утвержденным в 1834 г., площадь была изменена намного более существенно. Причиной этого стало решение Николая I о строительстве Преображенского собора на месте его закладки в 1787 г., повлекшее за собой необходимость сдвинуть не только Соборную площадь, но и всю композиционную ось нагорной части. В результате этих подвижек площадь значительно уменьшилась, получила четкий прямоугольный план, а ее главное здание-дворец — оказалось сдвинутым в угол. Еще она получила новое название — Дворянская.

                            

Появление нового названия, которое, правда, так и не прижилось, связано с тем, что в это время уже было принято принципиальное решение о передаче руин дворца и сада губернскому Дворянскому собранию. Окончательная передача состоялась в 1838 г. При этом министерство внутренних дел передало дворянству только ту землю, которой владела казна. В результате граница Дворянского сада по Дворцовой площади надолго сохранила криволинейные очертания, полностью соответствующие плану 1790 г., а сама площадь превратилась в странный многогранник, мало похожий на проектные предложения. Первоочередные работы по восстановлению дворца и сада проводились в 1840-х гг. Но и в 1863 г., когда дворянство устроило бал в честь приезда наследника престола, главный зал еще не был оштукатурен, поэтому стены наскоро прикрыли еловыми ветвями и тканью. Скорее всего, завершению работ серьезно помешала Крымская война, разорившая и страну, и Екатеринославскую губернию. Тем более, что во время войны дворец на несколько лет был занят тыловым госпиталем.

                      

Полностью работы по восстановлению (точнее, реконструкции) дворца были завершены лишь в 1880-е гг. Парк обнесли оградой, посадили значительное количество деревьев и проложили дорожки. Первый цветник был создан в 1860-х гг. В целом парк считался не благоустроенным, хотя и приятным для прогулок любителей дикой природы.

С конца 1850-х гг. власти наконец начинают продажу земельных участков в кварталах, выходящих на Дворцовую площадь. Участки покупали плохо, а те, что были куплены, не торопились застраивать. Только в начале 1880-х гг. на площади появились первые частные здания. При таком положении вещей удивительно, что одним из первых на площади был построен крупный каменный двухэтажный дом дворянина Дмитрия Васильевича Христофорова, 22 февраля 1885 г. приобретенный дворянкой Анастасией Евсеевной Харченко. На остальных участках строились деревянные особняки, причем иногда довольно далеко от самой площади. Так, пышный деревянный дом в громадной усадьбе землемера Р. А. Вериго хотя и значился на площади, стоял в Соборном переулке у перекрестка с Потемкинским переулком. На 1898 г. на площади значится целых 7 домовладений: дворянства Екатеринославской губернии, Р. А. Вери-го, А. В. Николаенко, А. Н. Поля, А. В. Терентьева, М. В. Попова-Самойлова и А. Н. Харченко. В начале ХХ в. количество усадеб на площади возрастает, хотя характер их практически не меняется. На новых участках, выделенных из крупных усадеб, также строятся особняки, — например, Д. И. Яворницким, купившим в 1905 г. часть усадьбы Вериго. Появляется новый квартал и на ликвидированной Архиерейской площади.

                      

К сожалению, общий вид застройки площади в этот период можно представить только приблизительно. Слишком сильно она была разрушена во второй половине ХХ в. и слишком мало материалов о ней сохранилось. Самым крупным из стоящих вокруг площади особняков можно назвать дом И. Ф. Евецкой (Дзержинского, 37), построенный в начале 1910-х гг., в котором в 1915–1918 гг. работал музей II-й Отечественной (I-й мировой) войны. Несколько меньше был новый дом Вериго (Ю. Фучика, 3-А). Существовало и еще несколько двухэтажных особняков. Единственным доход ным домом продолжал оста¬ваться дом Харченко, в котором работали 12-я городская камера мирового суда и склад Красного Креста.

                       

Постепенно менялся и Потем¬кинский сад. Еще в 1904 г. дворянство приняло решение о строительстве в западной части сада приюта для детей-сирот из дворян, но вследствие начала русско-японской войны и последовавшей революции оно так и не смогло собрать средства на это строительство. В 1910 г. западная часть парка была сдана в аренду акционерному обществу «Потемкинский парк». АО выполнило полное благоустройство своей территории, оборудовав электроосвещение, теннисные корты, оркестровую площадку, кинотеатр, ресторан и буфеты. Часть парка, оставшаяся у дворянства, также была приведена в относительный порядок. Со строительством здания канцелярии губернского дворянства на Казанской улице дворец перестал использоваться как административное здание, став, скорее, клубом, местом торжественных собраний и балов. Осенью 1914 г. он был занят под стационарный госпиталь, а в 1915 г. в прилегающей к нему части парка был размещен и летний госпиталь для выздоравливающих, состоящий из палаток и легких деревянных павильонов. Попытались создать аллеи и на самой площади. По крайней мере, подъезды к дворцу были огорожены и обсажены молодыми деревьями.

В 1914 г. западная, наиболее благоустроенная, часть парка сильно пострадала при строительстве Мерефо-Херсонской железной дороги. По краю парка начали прокладывать новую улицу, которая должна была связать Дворцовую площадь со строящимся мостом. В перспективе здесь предполагалось даже проложить трамвайную линию на левый берег. К 1917 г. успели полностью проложить трассу улицы непосредственно до строящегося виадука на Богомоловский остров и даже сделать по ней мостовую. Но предполагавшуюся продажу участков под застройку, по счастью, так и не начали.

                          

Несмотря на проводившиеся работы, которые в будущем должны были серьезно изменить облик площади, она продолжала сохранять более чем патриархальный вид. Местным жителям это не очень нравилось, но приезжие оценивали ситуацию несколько по-иному. В 1916 г. сельская учительница Анна Кирста, приехавшая на земские общеобразовательные курсы, писала: «Конечно, я не беру величину зданий, количество магазинов и т. д., — безусловно, с этой стороны у Екатеринослава много соперников. Но зато, много ли вы найдете городов, так утопающих в зелени!

                        

На горе, наряду с крупными постройками, найдете зеленые луга и целые леса, как будто совершенно нетронутые рукой человека! Между тем, ведь это рядом с центром крупного промышленного города, одна сторона которого опоясана Днепром, а другая — заводами. И, казалось бы, кроме пыли и копоти, ничего в нем не найдете…

Да, хорошо, очень хорошо в Екатеринославе».

         

(окончание следует)
               
  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv

Хто зараз на сайті

На сайті 133 гостей та відсутні користувачі

Відкритий лист