Інститут Україніки

Головне меню

Карта проїзду

 

В XVI-XVII вв. идея выстроить на Днепре крепости, которые перекрывали бы путь из Украины на Низ, неоднократно выдвигалась польскими политиками. Считается, что первым этот замысел озвучил черкасский и каневский староста Евстафий Дашкевич в 1533 г.
           

Крепость Кодак. Реконструкция А. Харлана.

            

Новая церковь Архангела Михаила в Старом Кодаке. Рисунок А Харлана.

              

План Нового Кодака в 1776 г.

            

Новокодацкая крепость. Реконструкция А. Харлана.

               

Вал Новокодацкой крепости наложенный на современную планировку. Реконструкция А. Харлана.

              

Обмерный чертеж церкви Св. Николая 1949 г., архитектор Тарасенко.

                 

Рисунок церкви Св. Николая 1949 г., архитектор Тарасенко.

             

Дом по ул. Сибирской, 101, стоящий у вала крепости. Фото 2007 г.

              

Союзная улица у бывшей Торговой площади. Фото 2007 г.

             

Дом по ул. Тарана, 13, стоящий на спуске от церкви к Днепру. Фото 2007 г.

              

Вид на церковь Св. Николая вдоль улицы Жовтенят. Фото 2007 г.

            

Перекресток улиц Сибирской, Союзной и Жовтенят, в районе которого находился один из бастионов.

              

Церковная площадь. Фото 2007 г.

             

Церковная площадь от улицы Курочкина. Фото 2007.

              

Первоначально все эти предложения были направлены против татарской угрозы, но постепенно их первоочередной целью становится контроль над запорожским казачеством. Дошло до того, что в 1593 г. о намерении построить крепость на Днепре для контроля над казаками заявил даже крымский хан. При этом было сказано, что «ему не надо ни казны, ни людей, лишь бы казаки беды не творили». С 1б18 г. подобные планы обуздания казачества, уже не скрываясь, разрабатывают и польские власти.

           

Однако условия для начала польской колонизации Дикого поля возникли только в 1634 г., когда по мирному трактату с Турцией поляки обязались прекратить набеги казаков на османские земли. Великий коронный сейм, проходивший с 31 января по 14 марта 1635 г., принял решение о строительстве на Днепре новой крепости и снабжении ее припасами и гарнизоном. На строительство замка было выделено 100 000 злотых.

              

Выполняя постановление Сейма, коронный гетман Станислав Конецпольский весной того же года двинулся на Низ. По свидетельству Боплана, сделавшего проект крепости, новый замок был выстроен у первого днепровского порога — Кодацкого, «ниже острова Козацкого (совр. острова Кодачок) на пушечный выстрел». Строить его начали в мае, а закончили уже в июне. Причина столь быстрых темпов строительства заключалась в более чем скромных размерах возводимого объекта. «Грозный замок» Кодак с деревянными, забутованными землей стенами более походил на небольшое полевое укре­пление или скромный форт, чем на крепость в европейском понимании этого слова.Размеры этого укрепления со всеми оборонительными сооружениями (общая ширина рва и вала— около 15 м) составляли 100x115 м. Присовокупленное к форту внешнее укрепление вокруг казарм было в несколько раз больше замка, но тоже невелико — примерно 200x300 м. Тем не менее, в Кодаке имелись целых две площади. Главная располагалась непосредственно в форте и была скорее замковым двором, чем полноценной площадью. Именно вокруг нее размещались все основные здания Кодака: дом коменданта, пороховой погреб. Скорее всего, здесь же находилось и некое помещение, приспособленное для богослужений. Не исключено, что и сама площадь служила местом проведения богослужений, поскольку, как ни невелик был первый гарнизон крепости, здания, которое могло бы вместить его полностью, здесь просто не было. Вторая площадь располагалась между воротами замка и воротами внешнего укрепления. Служила она прежде всего гласисом замка, но не исключено, что могла использоваться и для воинского плаца, и для ночевок караванов, и даже для торговли.

              

Первый Кодацкий замок просуществовал недолго. В ночь на 12 августа 1635 г. он был захвачен запорожцами под предводительством гетмана Ивана Сулимы. Крепость была уничтожена, а из ее гарнизона спаслись только 15 драгун, бывших в разъезде в степи.

                

Уже после «умиротворения» казачества польское правительство вернулось к идее строительства укрепленного замка у порогов. В 1638 г. под контролем все того же Конецпольского началось возрождение Кодацкого замка, законченное в июне 1639 г. Восстанавливалась крепость по проекту инженеров Фридриха Гетканта, Ильи Арцишевского и Яна Пляйтнера. Новая крепость, выстроенная рядом со старым редутом, превосходила его по площади в 21 раз, а по мощности укреплений их вообще невозможно сравнивать. Прямоугольник валов с бастионами по углам, построенный по самым современным европейским образцам (позднее укрепления этого типа назовут «староголландскими»), был неприступен не только для татарских или казацких отрядов, но и для регулярных армий того времени, имеющих тяжелую артиллерию и навыки осады крепостей.

              

С трех сторон крепость окружал глубокий ров с заостренными дубовыми бревнами. Со стороны Днепра крутой берег дополнительно засыпали острыми гранитными обломками, между которыми проложили тропинку к воде. Такие же камни и металлические колючки были разбросаны в поле с южной стороны замка. Единственные ворота с подъемным мостом, укрепленные двумя деревянными башнями, находились на восточном валу. Дополнялись укрепления Кодака сторожевой башней в полумиле от замка, на вершине склона. Из этой башни отдельный гарнизон должен был следить за перемещениями в степи. Были при крепости и временные укрепления — вал гетманского лагеря, разбитого здесь при строительстве. Правда, использовался ли он в дальнейшем как один из оборонительных рубежей крепости, неизвестно.

                  

Намерения польского правительства при восстановлении Кодака были уже значительно шире первоначальных задач. Насколько можно установить сегодня, Кодак должен был стать не просто пограничной крепостью, а административным, военным и торговым центром нового района Дикого поля, колонизация которого была начата Польшей. В этом проекте отстроенная крепость рассматривалась всего лишь как зародыш нового города, некоторые очертания которого видны на плане строящейся крепости.

                

Нашлось в этой структуре место и для площадей. В самой крепости площадь имела тот же характер, что и замковый двор старого укрепления, только, естественно, была намного больше. Наиболее значительным сооружением здесь, похоже, был дом коменданта. А вот полноценный костел, по-видимому, так и не построили. Во всяком случае, никаких упоминаний о его существовании обнаружить не удалось. Еще одна площадь располагалась перед крепостными воротами и входила в состав гла¬сиса. С севера она ограничивалась старым фортом, который, возможно, собирались использовать как вспомогательное укрепление. На значительном отдалении от крепости посреди пустого поля возникла базарная площадь с тремя корпусами лавок. Кажущаяся нелогичность ее размещения в этом месте легко опровергается, если учитывать, что именно здесь проходила дорога к крепости и именно здесь, в проливе у острова Кодачок, находилась гавань. Наиболее значительная из площадей, указанных на этом плане, имела явно временный характер и располагалась вокруг шатра Конецпольского к югу от крепости.План создания полноценного города в Диком поле так и не был окончательно реализован. Хотя перед началом войн Хмельницкого Кодак уже именовался городом, фактически он представлял собой мощнейшую крепость с небольшой слободой в 60 дворов при ней. Единственной площадью в прикрепостной слободке была базарная. Именно в таком виде город и достался казацким войскам после капитуляции 1 октября 1648 г. Дальнейшие события в Украине не способствовали развитию города, который со второй половины XVII в. уже начинают называть Старым Кодаком. Он сохраняет свое значение только как укрепление, контролирующее путь по Днепру, и административный центр. Центром ремесла, торговли и земледелия Кодак так никогда и не стал. В последние годы существования Новой Сечи в старой крепости уже располагалась только построенная в 1748 г. церковь Архистратига Михаила. Гарнизон здесь ставился только во время русско-турецких войн. В 1785 г. жителями слободы Старый Кодак была достроена новая церковь на более удобном месте, а старое здание передано соседней слободе Лоцманской Каменке. С этого года территория крепости превратилась в обычный двор при крестьянской хате.

              

Новому Кодаку повезло несколько больше, чем Старому. Согласно современной версии, основан он был в 1645 г. как польское укрепление при важном перевозе через Днепр, а сведения о существовании здесь церкви во имя Святого Николая относятся уже к 1650 г. Несмотря на наличие церкви, Новый Кодак в первые десятилетия своего существования был скорее сторожевым постом, чем значительной крепостью, способной защитить перевоз. Информация об этом периоде его истории крайне скудна. Причина заключается не только в общей незначительности документальных источников этой эпохи по нашему региону, но и в путанице в приводимых в них названиях. Дело в том, что и Старый, и Новый Кодаки зачастую называли просто Кодак. В результате во многих случаях просто невозможно понять, о каком из них идет речь. На сегодняшний день удалось добиться только того, что вся информация, касающаяся Кодацкого перевоза через Днепр, считается относящейся к Новому Кодаку.Через Кодацкий перевоз двигалось много купеческих и чумацких караванов, а также различных воинских отрядов. Около середины 1б90-х гг. запорожцы даже создали (или возобновили) на Кодацком перевозе специальную «перев1зну» команду. Но наибольший след в документах, естественно, оставили русско-турецкие войны. В 1687 г. во время первого Крымского похода Новый Кодак был перевалочной базой для снабжения запорожцев провиантом и «воинским припасом». Здесь же переправлялись вспомогательные отряды, действовавшие на правобережье. К Новому Кодаку бежал с Запорожья и Григорий-Самойлович, сын гетмана Ивана Самойловича, когда узнал об аресте отца. Город использовался в качестве вспомогательной тыловой базы и во время второго Крымского похода, в 1689 г. А в 1695-1697 гг. во время походов русских и украинских войск под Таванские городки Новый Кодак был одной из основных, наряду с Переволочной и Новобогородицком, баз снабжения и перевалочных пунктов армии.Вначале XVIII в. Новый Кодак оказался одним из эпицентров недовольства запорожцев, обеспокоенных постоянным присутствием в регионе российских гарнизонов и продвижением в земли Вольностей переселенцев и промышленников из Гетманщины и Слобожанщины. Похоже, к этому времени город уже является административным центром Кодацкой паланки, хотя полной уверенности в этом до сих пор нет. В 1807 г. именно в Кодаке донской атаман Кондратий Булавин проводил активную вербовку запорожцев, за что даже некоторое время отсидел в «холодной». А в 1709 г. возле Кодака кошевой Кость Гордиенко назначил сбор отряда, который и присоединился к гетману Мазепе. Событие это имело для Кодака катастрофические последствия. В том же году он был полностью разрушен карательным отрядом полковника Яковлева, а захваченные в плен жители были перегнаны в Новобогородицкую крепость.

            

Военные и политические перипетии 1710-х гг. не позволили городу быстро оправиться от погрома. Однако уже в 1720-х гг. Новый Кодак вновь существует как населенный пункт с достаточно большим населением. С 1734 г., когда императрица Анна разрешила запорожцам вернуться на свои старые земли и в подданство Российской империи, город действительно становится паланочным центром Кодацкой паланки Войска Запорожского. Поначалу это не сильно отразилось на его состоянии. Запорожцы активно участвовали в войне с Тур¬цией, и у них не было ни людей, ни возможностей для устройства своих земель. Кроме того, война сильно опустошила регион. Боевые действия, повинности в пользу армии, занесенная из Турции чума полностью разрушили хозяйство и торговлю, а также сократили и без того небольшое население.

             

Только в 1740-х гг. запорожцы приступают к обустройству паланочного города. В Кодаке строится новая церковь Святого Николая. А затем, по рассказу бывшего запорожца Никиты Коржа, «в нем выстроена была и крепость удивительною и чудною архитектурою запорожскою, и именно: весь город обведен был обычною глубокою канавою и острыми рогатками, в две лавы, на сажень от канавы. В сем городе было три башни деревянные, чрезвычайно искусно сделанные: 1-я внизу по Днепру, 2-я в гору Днепра, а 3-я на полдень; над канавою вокруг города устроен был земляной вал, хотя и обыкновенной величины и высоты, но с четырьмя раскатами — по углам города, на коих были утверждены пушки, а притом на самом верху онаго вала поставлены были вокруг лозовые, выплетенные кошели и насыпанные землею до верха, наподобие маковки. Сии кошели плетены были внизу очень узко, не шире аршина, а вышиною в гору и в горе шириною косого саженя, и ставляли их по валу один возле другого так плотно, чтобы верхние край кошелей сходились вместе или сцеплялись один с другим, а нижние край утверждались на валу; и так сей круг, или циркуль, стоящий на валу города, казался издали наподобие венца с коронами».Хотя Корж жаловался, что к 1830-м гг. следов такого большого объекта уже и не было видно, обнаружить остатки Новокодацкой крепости можно и сегодня на улицах Союзной, Сибирской и Курочкина. В пределах крепости естественным образом оказались размещены: церковь и дома священников, паланочная канцелярия (военный дворец), пороховой погреб, контора шафаря перевоза (значительная должность в запорожской иерархии, надзиратель, ответственный за содержание перевоза и взимающий плату с проезжих), общественные дома казачьей и посполитой общин (два основных сословия в Запорожье, имевшие своих атаманов и отдельное управление), дома старшины. Население Нового Кодака — а с 17б0-х гг. оно удерживалось в размерах 4000-5000 человек — в границах крепости полностью не помещалось и достаточно интенсивно осваивало прилегающие территории. За пределами крепости располагались и основные торговые и ремесленные заведения города. Естественно, что в городе возникли и площади.

          

Что касается самой крепости, с определенностью можно говорить только о наличии здесь церковной площади. Сегодня она находится на том же месте, что и 250-300 лет назад, и посреди нее по-прежнему стоит церковь. Правда, само здание нынешней церкви Св. Николая Зыло выстроено на месте обветревшего старого только в 1811 г. Гак как новая каменная церковь значительно крупнее своих предшественниц, а первоначальная площадь и так была невелика, в современном состоянии площадь больше напоминает проезд, соединяющий улицу Жовтенят с улицей Курочкина.

            

Еще одно напоминающее площадь пространство располагалось на улице, ведущей от южных ворот к берегу Днепра. Сказать, для него именно оно предназначалось, не то чтобы трудно, а просто невозможно. Обширные открытые пространства отмечены и во внешних углах крепости, но они скорее относились к системе ее обороны, чем к площадям. Все они были застроены и прекратили свое существование уже к концу XVIII в.

           

Крупнейшие площади Нового Кодака находились за пределами крепости. Всего их можно насчитать три, причем каждая из них имела свою, достаточно узкую специализацию. Единственное, что их объединяло, это размещение при крепостных воротах, и поэтому все они были важными транспортными узлами города. У южных ворот находилась парадная площадь Нового Кодака. По крайней мере, именно здесь встречали высокопоставленных гостей города. Причем, судя по сохранившимся описаниям визитов кошевого Петра Калнишевского в 1772 и 1774 гг., встречали очень торжественно: с построением казаков, флагами, ружейной и пушечной стрельбой, торжественным шествием церковного причта. Сама площадь была оформлена довольно скромно — в отдалении стояли только отдельные здания. В 1770-х гг. ее западная часть была ограничена новым кладбищем (район Грузинской улицы), на котором в 1782 г. была освящена церковь Св. Михаила. В эти же 1780-е гг. площадь, территория которой была наиболее удобной для развития города, начала интенсивно застраиваться. В начале XIX в. Михайловская церковь была ликвидирована из-за ветхости, а к концу века застроенным оказалось уже и само кладбище.

            

Площадь у восточных ворот была отдана торговле. Здесь стояли два ряда специально выстроенных торговых лавок, вокруг которых концентрировались питейные заведения и ремесленные мастерские. Скорее всего, здесь же устраивались и пять новокодацких ярмарок (на Сырной неделе, на Троицу, 25 августа, 26 сентября, 5-6 декабря). Где-то в районе этой площади располагалась и первая в Днепропетровске синагога (евреи появились в городе в 1770-х гг.), а в отдалении, к юго-востоку от нее, находилось и первое еврейское кладбище (район перекрестка проспекта Свободы и Полтавского шляха). Ликвидация площади началась в 1795 г., когда ярмарки были перенесены ближе к Екатеринославу Территория площади, занятая торговыми рядами, до сих пор угадывается в границах квартала между улицами Сибирской, Кайдацкой, Монтажников и Союзной.

           

Площадь у западных ворот была основой, смыслом существования города. Это была обширная и практически не застроенная территория при гавани, обслуживавшей перевоз и караваны, спускавшиеся по Днепру. Здесь накапливались чумацкие «валки», здесь же они нередко ночевали, ремонтировали возы, пили горилку, а то и продавали часть товаров. В середине 1780-х гг. к западу от площади был выстроен путевой дворец Екатерины II с парадной пристанью для торжественной встречи императрицы и наскоро насаженным садом из взрослых деревьев. Екатерина провела в этом дворце два дня — 7 и 8 мая 1787 г. В дальнейшем дворец был перенесен на территорию Екатеринославской казенной суконной фабрики, где и простоял до 1880-х гг. Деревья временного парка пополнили собой Потемкинский сад. Судьба пристани неизвестна. С указом 1796 г. о закрытии Новокодацкого перевоза через Днепр существование площади потеряло всякий смысл. Из-за обширных песчаных наносов эта территория надолго осталась незастроенной. Только во второй половине XIX в. здесь некоторое время размещались пороховые склады, руины которых в начале века XX почему-то принимали за остатки Новокодацкой крепости. С конца XIX в. здесь возникли городские песчаные карьеры, снабжавшие стройки Екатеринослава. Только в 1920-х гг. вся эта обширная территория была, наконец, освоена. Здесь возникли «Красный городок» (между улицами Коллонтай и Фатимы Гафуровой), застроенный частными домами, и Кайдацкий парк (современный парк им. Ленина).

Все остальные площади, возникшие в предместье, селе, а затем поселке Новые Кайдаки, относятся уже к совершенно другим эпохам в истории города.

            

Валентин Старостин, руководитель информационного центра МГО «Институт Украиники».
  • 06
  • 09
  • 10
  • 11
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 15
  • 07
  • 08
  • 12
  • 14
  • 15
  • 01
  • avtoportret khudozhnika
  • chi daleko do afriki
  • kholodniy dush istorii
  • mariya bashkirtseva
  • petro yatsik
  • poet iz pekla
  • prigodi kozaka mikoli
  • privatna sprava
  • ukrainski metsenati
  • 25poetiv

Хто зараз на сайті

На сайті 98 гостей та відсутні користувачі

Відкритий лист